4

Считай себя мертвым

Глава 1

 Фрост беседовал с высокой обворожительной блондинкой в слабоосвещенном баре неподалеку от Бродвея. Она объясняла ему, что ожидает дружка, который обычно опаздывает на свидания, так как женат и дома всегда должен как-то выкручиваться.

 Это была роскошная блондинка с великолепной фигурой, и Фрост подумал, что ее появление на улице должно оказывать на всех водителей парализующее воздействие. Непринужденно болтая, она сообщила, что собирается поехать в конце месяца в Парадиз-Сити.

 — Это город огромных возможностей, — сказала она, сверкнув серо-голубыми глазами. — Ни в одном городе мира нельзя сделать таких денег, как там.

 Кроме женщин, Фроста интересовали только две вещи: деньги и еще раз деньги, но он никогда ничего не слышал об этом городе. Она же продолжала щебетать без умолку, что, впрочем, не удивляло Фроста, так как все женщины, которых он встречал до сих пор, были такими же.

 — Если Майами — город миллионеров, то Парадиз-Сити — город миллиардеров, — сказала она, закрыв глаза. — Это всего лишь в тридцати километрах к югу от Майами, но там делаются бешеные деньги. — Она откинулась на своем стуле, и некоторое время оценивающе разглядывала Фроста, и, наконец, продолжала: — Парень вроде тебя может сорвать там огромный куш.

 Она рассказала ему о том, что пятнадцать процентов жителей города чертовски богаты, еще пятьдесят процентов великолепно зарабатывают, обслуживая эту верхушку, слетающуюся на летний сезон, и немало толковых парней и молодых девушек срывали неплохой фрик, кружась вокруг этой прожорливой саранчи. И все это повторяется из сезона в сезон.

 Так как Фрост очень нуждался в деньгах, он слушал ее очень внимательно.

 — К чему ты стремишься? — спросила вдруг она.

 — Быстро делать деньги. Так же, как и ты, я думаю.

 — А что ты умеешь делать?

 Фрост нахмурился. В самом деле, что он умел? Над этим вопросом он раньше ни разу не задумывался. Ему было уже тридцать два года. Последние двенадцать лет он зарабатывал немного, всегда пытаясь где-нибудь подработать, но никогда ничего не находил для себя, сейчас же он был вообще без работы. Он очутился в Нью-Йорке, надеясь найти что-нибудь подходящее.

 — Я бы мог охранять кого-нибудь. Силенки у меня хоть отбавляй. В последнее время я сопровождал грузы в качестве охранника, но приударил за секретаршей шефа, и он дал мне от ворот поворот. — Он криво усмехнулся. — Так что сейчас я без работы...

 — С такой внешностью и силой, — сказала она, — ты мог бы подцепить богатую бабенку в Парадиз-Сити и доить ее.

 Он заявил, что стареющие богатые бабенки его не привлекают, и щелчком пальца подозвал официанта, чтобы заказать еще порцию сухого мартини. Фрост еще не разделался со своим скотчем, но когда ему принесли мартини и он хотел вынуть бумажник, она его остановила, сказав:

 — Не беспокойся. У меня здесь открытый счет. — Она взяла протянутую им сигарету и продолжала: — Если ты действительно хочешь быстро сделать деньги, послушайся моего совета: отправляйся в Парадиз-Сити и разыщи Джо Соймона. Его телефон ты найдешь в справочнике. Все дороги к большому фрику ведут от него. Скажешь ему, что от меня и что я просила что-нибудь для тебя сделать и подсказать. Меня зовут Марсия Гулден.

 Она выдала Фросту чувственную улыбку.

 — Увидимся в Парадиз-Сити. Там у меня будет достаточно времени для забавы. Джо скажет тебе, где меня можно будет найти.

 Она допила свой мартини, встала и подошла к какому-то полному, лысеющему мужчине, стоящему в стороне, взяла его под руку и вышла с ним на солнцепек.

 Фрост жил в Нью-Йорке уже пять дней. Ему предлагали работы в разных местах, но это были не те деньги, о которых он мечтал. Он обдумывал предложение Марсии. Почему бы и нет, в самом деле? Что он, в конце концов, теряет, кроме стоимости билета на самолет?

 Когда он заказал номер в отеле «Хилтон», у него был с собой лишь подержанный чемодан с самым необходимым и потрепанным костюмом. Все хорошее он оставил на хранение в аэропорту. Он провел еще одну ночь в отеле, а затем, взяв из камеры хранения свой хороший кожаный чемодан с новым костюмом, вылетел в Парадиз-Сити.

 Из рассказа Марсии Фрост, уже кое-что знал о городе и составил себе некоторое представление о нем, но увиденное превзошло все его ожидания. Пассажиров в аэропорту поджидали роскошные «роллс-ройсы», «кадиллаки», «бентли». Фрост попросил отвезти его в недорогой отель.

 — Таких здесь нет, дружище, — ответил водитель. — Самый дешевый здесь — «Си-мотель», но и там надо платить тридцать баксов в день. Но туда я бы не поместил свою старую мать.

 Фрост сказал, что раз дешевле ничего нет, то ему придется пожить там. У него была с собой всего тысяча долларов, но, проезжая через центр города, он понял, что здесь это сущий пустяк. Величественные небоскребы, шикарные отели, сказочное побережье с солнцезащитными тентами, в тени которых неподвижно блестели упитанные загорелые тела, громадные универмаги — от всего этого веяло могуществом и миллионами. По мере удаления от центра картина менялась.

 Водитель объяснил, что они проезжают через рабочие кварталы. Здесь мелькали небольшие виллы с плохо ухоженными дорожками, обитые тесом многоквартирные обшарпанные дома — все это кричаще контрастировало с тем, что он видел в центре.

 «Си-мотель», притулившийся где-то в стороне, как бы стыдясь самого себя, состоял из двадцати некрашеных домиков, вытянувшихся полукругом и отделенных друг от друга желтеющей травой. Здесь Фрост чувствовал себя увереннее, а бумажник его стал как-то весомее. За сорок долларов в сутки ему предложили уютный коттедж, состоящий из крохотной спальни, гостиной, ванной и туалета. В гостиной стояло прогнутое кресло со следами жирных пятен, пара стульев, обшарпанный телевизор и нитяной ковер на полу с многочисленными подпалинами от сигарет. Из окна виднелись чахлые запыленные пальмы и до краев наполненные мусором контейнеры.

 Разложив вещи и немного осмотревшись, Фрост начал искать в телефонной книге номер Джо Соймона. Наконец он отыскал его и позвонил.

 — Контора мистера Соймона, — раздался в трубке женский голос. Это было произнесено таким тоном, как будто его соединили по крайней мере с самим президентом.

 — Соедините меня с мистером Соймоном, — сказал он, отгоняя назойливую муху, пытавшуюся влезть ему в рукав.

 — Кто его спрашивает? — продолжала женщина скучающим голосом.

 — Мистер Соймон не знает меня. Я звоню ему по поводу работы.

 — Обратитесь письменно и приложите рекомендации, — раздалось в ответ и трубку повесили.

 Фрост уставился в пространство. Он чувствовал себя одиноким, хотя проклятая муха не хотела лишать его своей компании. Немного поразмыслив, он пошел в контору мотеля.

 — Можно взять напрокат пишущую машинку на один час? — спросил он портье.

 Тут уставился на него так, как будто Фрост свалился с луны. Чувствуя, что у него ничего не получится, Фрост извлек из кармана зелененькую и вопросительно посмотрел на портье.

 — Берите, — наконец произнес тот.

 — Мне нужно несколько листов бумаги.

 Переварив наконец и этот вопрос, портье открыл ящик своего стола и достал оттуда несколько листов бумаги. Расплатившись и взяв машинку, Фрост поплелся к себе. Здесь он потел целый час, составляя нужную бумагу.

 В конце концов он узнал, что контора Джо Соймона находится на бульваре Рузвельта.

 — У вас можно взять напрокат автомобиль? — спросил он у портье, вновь подходя к нему и ставя машинку на стол.

 — Пять баксов в день. Вон там, в последнем ряду, в самом углу, — ткнул пальцем портье в сторону небольшой стоянки.

 Машина оказалась обшарпанным «шевроле», но это было лучше, чем переть пять миль по самому солнцепеку.

 Контора Джо Соймона располагалась на десятом этаже фешенебельного высоко взметнувшегося вверх здания с четырьмя лифтами, микроклиматом, на первом этаже которого сновали взад и вперед важного вида люди, напоминавшие муравьев на марше.

 В приемной Соймона восседала за письменным столом красотка, похожая на испанку. Ее длинные темные волосы спускались ниже плеч, окаймляя удлиненное лицо. Глаза ее были темными, и в них сквозила затаенная ненависть ко всему, что она наблюдала. Ей было лет тридцать, и с каждым годом ненависти в ее глазах прибывало.

 Быстрым, ничего не упускающим взглядом, она осмотрела его с головы до ног; он надел свой лучший светло-кремовый костюм в тонкую синюю полоску, темно-синюю рубашку и кремовый галстук. Сам себе он казался неотразимым, но все его прелести не вызвали ни малейшей реакции на ее непроницаемом лице.

 — Мне нужен мистер Соймон.

 На лице Фроста появилась обворожительная улыбка, перед которой мало кто мог устоять в прошлом. Черные брови взметнулись вверх.

 — Вам назначено? Ваше имя?

 — Меня зовут Фрост. — И он положил ей на стол запечатанный конверт с письмом, которое он подготовил в отеле.

 Она взглянула на конверт и скорчила гримасу, как будто увидела какую-то гадость, которую занесла в дом на своих лапках кошка.

 — Оставьте свой номер телефона, мистер Фрост. Позже мы вам позвоним.

 Он положил свои крупные ладони на ее письменный стол и слегка наклонился к ней.

 — Я знаю, что мистеру Соймону очень по душе такие проволочки, и вы сидите здесь для того, чтобы придать еще больше веса его бизнесу, и дать другим почувствовать его крайнюю занятость и недоступность. Ваш шеф сидит здесь, чтобы делать деньги. Я пришел помочь ему в этом. Если он прочитает мое письмо и не захочет со мной разговаривать, то вы можете плюнуть мне в глаза.

 Ее глаза расширились, а затем она засмеялась, и ее лицо сразу же преобразилось, как бы сбросив с себя теперь уже ненужную маску. Теперь она была очаровательной. Она взяла конверт со стола и встала. При этом в ее теле разлилось что-то волнующее. Соблазнительно играя бедрами, она постучала каблучками по коридору.

 «Это уже неплохое начало», — подумал он, оглядываясь по сторонам. Он начал вспоминать содержание написанного им письма:

 "Дорогой Д. С. Марсия Гулден предложила мне заглянуть к вам. При этом она добавила, что если вы будете строить из себя передо мной большую шишку, то она возненавидит вас на всю жизнь. Думаю, что это вам небезразлично.

 Майк Фрост"

 Может, пора было уже вынуть носовой платок, чтобы приготовиться вытереть глаза, так как красотка уже выходила из апартаментов шефа. Может, Марсия только напускала на себя важность? Но курочка подходила к нему с улыбкой, высоко держа голову.

 — Он вас примет, — сказала она несколько смущенно и двинулась к кабинету шефа.

 Фрост последовал за ней. За большим письменным столом, на котором было достаточно места для игры в бильярд, восседал невысокий плотный мужчина в сером костюме долларов за двести-триста. Его круглое загорелое лицо с мохнатыми нависшими бровями и ястребиным носом, губами, не шире карандашной линии, окаймленно было шапкой седых волос, которые свисали за ворот рубашки. Он наблюдал, как Фрост пересек большую комнату, а потом указал ему на кресло.

 — Очень приятно, мистер Фрост. Как поживает Марсия?

 — Прекрасно, — ответил Фрост, поудобнее усаживаясь в кресле.

 Соймон одобрительно кивнул.

 — Она работяга. — Он наклонился к Фросту. — Я готов для нее многое сделать. Вы, по-видимому, отдыхаете здесь и хотели бы иметь какую-нибудь работенку, чтобы покрыть расходы.

 — Вы угадали, — ответил Фрост.

 — Значит, вы попали куда надо. Чем бы вы хотели заняться?

 Фрост перечислил несколько мест, где он работал раньше, а затем вручил ему то, что он напечатал на машинке. Соймон внимательно читал, время от времени присвистывая.

 — Да! За последние двенадцать лет вы сменили немало специальностей, — сказал он, откладывая бумагу в сторону. — Три года в нью-йоркской полиции на патрулировании, потом получили повышение и стали детективом второго класса, через два года перешли в ФБР, затем два года служили во Вьетнаме, а затем были наемником в заварухе в Анголе. Жизнь, полная приключений, требующая мужества и риска. Знаете все современные виды оружия и взрывчатых веществ, приемы дзюдо, карате и джиу-джитсу. Все это производит впечатление, мистер Фрост, но никто не собирается начинать в Парадиз-Сити войну. Здесь все эти ваши таланты ни к чему. Я могу, конечно, вам кое-что предложить, но...

 — Что же, например?

 — С вашей фигурой можно будет заработать, скажем, восемьсот баксов в неделю. Есть тут одна пожилая штучка, которой нужен личный шофер, но раз в неделю она потребует от вас еще кое-что. Смекаете?

 — Это не для меня, — твердо сказал Фрост.

 — Я и сам это вижу. Есть еще один богатый чудак. Ему нужен компаньон но, пожалуй, вам это не подойдет. А как насчет работы спасателем утопающих? Сто долларов в неделю, но зато масса свободного времени. Сидишь на берегу и ждешь, когда кто-нибудь начнет тонуть.

 — Нет. Надо что-нибудь получше. Марсия сказала, что я смог бы рассчитывать на большой фрик.

 Соймон вздохнул.

 — Вот та пожилая штучка...

 — Нет, это не подойдет! А как насчет личной охраны кого-нибудь?

 Соймон оживился, наклонился и нажал на кнопку. Красотка-испанка открыла дверь.

 — Кармен, где-нибудь требуются телохранители?

 — Сейчас нет. Их развелось очень много. — Она выдала одну из своих дежурных улыбок и скрылась.

 — Время от времени у нас бывают такие заявки. Это самое лучшее для вас. Подождите немного, если я услышу...

 — Я не могу слоняться без дела, — сказал Фрост. — Если у вас для меня больше ничего нет, я позвоню Марсии. Может быть, она кое-что для меня найдет.

 Соймон заморгал.

 — Не спешите. Дайте мне пару дней. Кармен просмотрит все наши заявки. Мы подберем вам что-нибудь. Оставьте свой номер телефона.

 Фрост вышел из кабинета и вошел в приемную, где царила Кармен, встретившая его презрительной улыбкой.

 — Я же предупреждала вас. Оставьте номер вашего телефона, но не обижайтесь, если вам позвонят нескоро.

 Фрост написал номер своего телефона.

 — Подбери мне хорошую работу, киска, и я куплю тебе новую ленту для пишущей машинки.

 Вернувшись в свой раскаленный от полуденного зноя коттедж, Фрост принялся ждать. Если Соймон ему ничего не предложит, то он здорово влип. Он не знал, как ему связаться с Марсией, да и не думал, что она сможет ему помочь. Оставалось только ждать. Боясь отойти от телефона, он заказал себе через посыльного бутерброды и пиво.

 В восемь часов вечера он решил, что Соймон и секретарша ушли из конторы и завершают свой день в более уютной обстановке. Он отправился купаться и посмотреть на местных курочек, так как чувствовал себя очень одиноко.

 На следующий день он проснулся поздно и, быстро выпив кофе, принялся ждать снова. Не такая уж была это счастливая мысль ехать сюда. Зачем он послушал эти басни, которыми Марсия напичкала его мозг в Нью-Йорке?

 Вдруг раздался телефонный звонок. На проводе был сам Соймон.

 — Для вас есть работа, мистер Фрост. Приезжайте в контору сейчас же. Дело срочное.

 — Сейчас буду, — ответил Фрост.

 Он повесил трубку и уже через несколько минут ехал на своей машине в сторону конторы Соймона.

* * *

 Красотка-испанка покрывала свои ногти лаком, когда Фрост ворвался в приемную. Она щелкнула пальцами в сторону двери кабинета Соймона, но лицо ее при этом оставалось непроницаемым.

 — Ну вот, мистер Фрост. Для вас есть работа, садитесь, — выпалил Соймон, едва Фрост успел пересечь комнату.

 — Какая оплата? — спросил Фрост, усаживаясь.

 — Шестьсот долларов в неделю, плюс жилье и на всем готовом. Недурно, правда?

 Фрост ответил, что ему это подходит.

 — Вы знакомы с условиями нашего агентства?

 — Пока нет, но вы, наверняка, познакомите меня с ними.

 — Вы должны внести агентству пятьдесят процентов из первой недельной зарплаты, а потом регулярно по десять процентов от зарплаты.

 — Теперь мне понятно, откуда на вас такой костюм, — сказал Фрост. — Ну ладно, согласен. Что за работа?

 — То, что вы и хотели. Телохранитель.

 — Кого же я буду охранять?

 — Мистера Гранди. Моего очень уважаемого клиента. Он беспокоится о безопасности своей дочери. Она постоянно жила в Риме, но там была совершена попытка похитить ее, поэтому он арендовал виллу на Парадиз-Ларго, куда и перевез свою дочь. Он считает, что она здесь будет в безопасности.

 — А кто такой Гранди?

 — Карло Гранди — один из богатейших монополистов Италии. По слухам, он стоит семь миллиардов долларов. Весь персонал для виллы подбирал я.

 — Семь миллиардов! А что представляет из себя его дочь?

 — Я не встречался ни с мистером Гранди, ни с его дочерью. Я имею дело с его управляющим — мистером Франко Амандо. Заявка срочная, так как мистер Амандо уволил второго телохранителя, застав его спящим во время дежурства. Я дал вам хорошую рекомендацию, и мистер Амандо готов взять вас, если вы выдержите месячный испытательный срок. Я сказал ему, что ваше прошлое безупречно, сообщил, что вы работали детективом в полиции и агентом ФБР — это его удовлетворило.

 — Так это решенный вопрос?

 — Да, если вам это подходит. У меня несколько кандидатов, но поскольку Марсия наш общий друг...

 — Я согласен. С чего мне начать?

 — Вы должны связаться с Джеком Марвином. Он старший телохранитель и ожидает вас. У мистера Амандо, возможно, не найдется для вас времени. Он очень занят, но будьте с ним осторожнее...

* * *

 Вилла «Орвид», которую снял мистер Гранди на Парадиз-Ларго, была расположена на островке, попасть куда можно было только через мост, который постоянно охранялся.

 — Часовой предупрежден о вашем прибытии. Вам нужно будет только предъявить ему свои водительские права. Итак, собирайтесь и не теряя времени оправляйтесь.

 — Сразу еду и большое спасибо. Да, между прочим, где здесь обычно останавливается Марсия, когда приезжает? Я забыл у нее про это спросить.

 — В «Спенни-бэй», где же еще. Она работяга. Ей ничего не стоит заработать тысячу баксов за вечер, когда она в ударе.

 Уже выйдя в приемную, Фрост увидел, что Кармен углубилась в какой-то документ, лежащий перед ней.

 — Все в порядке, — сказал он, задерживаясь около нее. — С меня лента для пишущей машинки.

 — Кончайте придуриваться и подпишите этот документ, — резко отпарировала она, протягивая ему через стол бумагу. — Это ваш контракт с агентством.

 Фрост сел на стул и внимательно прочитал бумагу. Помимо уже известного ему, здесь упоминалось, что он должен перечислять деньги в Национальный банк Флориды, что он застрахован на десять тысяч долларов от несчастного случая и что в случае получения премиальных он также должен отчислять в пользу агентства десять процентов. Она протянула ему ручку, и он подписал контракт.

 — Как насчет того, чтобы отметить это событие сегодня в ресторане? Вы не будете разочарованы, когда узнаете меня поближе, — сказал он без особой надежды.

 Она одарила его ледяным взглядом.

 — Проваливайте, — процедила она, берясь за телефонную трубку.

 «Ну что же, — подумал Фрост, — не всегда же только побеждать, но пытаться всегда надо».

* * *

 Парадиз-Ларго находился на половине пути между Парадиз-Сити и Форт Лодердейл. У самого въезда в имение было караульное помещение и огромный забор, который находился под электрическим током и электронным контролем. Детина громадного роста, в униформе бутылочного цвета, с кольтом сорок пятого калибра на поясе, наблюдал за тем, как Фрост подъезжал к забору. Выжав пару минут, охранник вышел из помещения и взял в руку протянутое ему водительское удостоверение.

 — Меня ожидает Джек Марвин, — сказал Фрост.

 Детина внимательно все рассмотрел и вернул удостоверение.

 — Второй поворот направо и потом прямо до следующего караульного помещения, — прорычал он, удаляясь в свою будку.

 Фрост повернул направо и в конце дороги подъехал к такому же караульному помещению, с таким же забором, но, естественно, с другим охранником.

 — Никуда не сворачивайте, а остановитесь у блока номер десять. Там вас ожидает Марвин, — сказал охранник, даже не взглянув на Фроста, разглядывая только «шевроле».

 Фрост проехал мост, ярдов в пятьдесят длиной над морским заливчиком, и увидел впереди в центре лагуны остров, который был весь скрыт за густой порослью манговых деревьев. В конце моста возвышался двойной забор высотой в десять футов, в центре которого были такие же двойные ворота, открывшиеся, как только он лишь достиг конца моста. Фрост проехал через них и попал на хорошо укатанную, покрытую песком широкую дорогу. Теперь, за завесой из манговых деревьев, он увидел впереди еще один забор такой же высоты, опоясанный проводом под электрическим током. В зеркальце обзора он увидел, что ворота, в которые он только что въехал, уже закрылись. Проехав еще сто ярдов по дороге, окруженной деревьями, он очутился наконец в резиденции мистера Гранди.

 Вилла была двухэтажной в испанском стиле и облицована красно-белой керамической плиткой. Фросту она показалась огромной. Одних спален было не менее пятнадцати, отметил он про себя. Перед ним расстилалась лужайка с маленьким озером и фонтаном, огненно горели клубы роз и бегоний.

 Фрост припарковал свою машину около блока номер десять и увидел высокого худощавого мужчину, одетого в серую рубашку и широкие темно-серые брюки, заправленные в американские ботинки. На поясе у него висел револьвер тридцать восьмого калибра. Он подошел к Фросту, не сводя с него взгляда серых стальных глаз, глубоко посаженных на тонком жестком лице, и протянул руку.

 — Джек Марвин, — представился он. Фрост пожал протянутую руку.

 — Я — Майк Фрост.

 — Прогуляемся немного, — предложил Марвин, — и я введу вас тем временем в курс дела.

 Они пошли по лужайке.

 — Прежде всего вам нужно получить такую же униформу, как и у меня. Я уже говорил о вас с полицией, и вам придется отправиться туда и получить разрешение на ношение оружия. Склад здесь, недалеко. Заступайте на дежурство в двадцать часов. Работа нетрудная. Безопасность, в общем-то, гарантированная, всюду стоят электронные устройства, но, тем не менее, надо постоянно быть начеку. На вилле, в помещении для дежурства, установлена сигнальная панель, а на экранах телевизоров видно все, происходящее на вилле и даже вне ее. Работа заключается в том, чтобы следить за сигнальной панелью и экранами телевизоров. Это смертельно скучно. Вы, конечно, заметили забор, опоясанный проводом? Он под напряжением. Если кто-нибудь попытается проникнуть сюда, сразу же поступят сигналы тревоги в полицию и на панель в дежурке. Остров весь окружен забором. Днем вообще нечего беспокоиться. В лагуне много моторных лодок, а вход в нее, как вы убедились, надежно охраняется. В двадцать один час пять доберманов выпускаются из специального помещения, хватка у них смертельная, почище волкодавов. Не вздумайте выйти наружу во время дежурства; вам моментально перегрызут горло. Меня собаки знают — я их выпускаю и сам под утро запираю в загоне. Дежурить будем по очереди.

 Они направились к вилле. Фрост внимательно оглядывался по сторонам, стараясь ничего не упустить.

 — Вот здесь вход в дежурное помещение, — сказал Марвин, вынимая ключи.

 Он открыл дверь, и Фрост вошел за ним в большое, Хорошо кондиционируемое помещение. У стены стояло несколько телевизоров, а рядом с ними панель с красными, желтыми и зелеными сигнальными лампочками. У другой стены стояла пирамида с внушительным оружейным арсеналом: два пулемета, два автомата, винтовки, баллоны со слезоточивыми газами и другое оружие. В середине комнаты был стол с парой стульев, и еще два кресла стояли перед телевизором.

 — Вот здесь мы и дежурим ночью, — проговорил Марвин, закрывая дверь. — Сидим в одном из кресел и следим за лампами на панели и за мониторами. Спать запрещено. Джо вот заснул, а старый ползун застукал его. Вы будете дежурить ночами на этой неделе, а я на следующей.

 Он прошел в небольшое отгороженное помещение и, открыв холодильник, достал две бутылки пива. Дав одну Фросту, он пододвинул ему стул.

 — Старый ползун? Это, должно быть, Франко Амандо? Соймон упоминал о нем.

 — Он самый. Очень опасный, сукин сын! Мне эта работа нравится. Кормят очень вкусно и хорошо. Условия прекрасные. Все портит только этот старикан. Иногда я хотел бы перегрызть ему горло. Он все усложняет, сукин сын! Кичится своей властью. Если вы не хотите потерять эту, работу, будьте с ним осторожны!

 — Соймон говорил, что существует угроза похищения.

 — В этом-то вся и штука. — Марвин достал пачку сигарет и закурил. — Я введу тебя в курс дела. — Марвин почувствовал явное расположение к Фросту. — Гранди — это босс. Он набит долларами по самые уши. Чтобы ты имел правильное представление о нем, скажу, что для него потеря пяти миллионов то ж самое, что для тебя потеря двадцати центов. Я не шучу. Пять лет тому назад, когда он жил в Риме, его дочь пытались похитить. Она молодая, недурна собой, но до крайности развращена. После той попытки он совсем сбесился и решил увезти ее из Италии. Он облюбовал это местечко, обеспечил его безопасность и перевез сюда эту крошку. Мне жаль ее. Живет, как в тюрьме, купается в бассейне, острова не покидает. Два раза в неделю привозят вино. Вот и все развлечения. Да, ну и телевизор, естественно. Чертовская скука! Тем более после той бурной жизни, которую она вела в Риме! Гранди наведывается сюда раза два в месяц, а здесь всем заправляет ползун.

 Фрост махнул рукой в сторону телевизора и панели.

 — Значит, надо сидеть и следить за лампочками и изображением? А что делать, если загорится красная?

 — Тогда хватай автомат и спускайся вниз по лестнице, ведущей в спальни. Там ты должен встать и никого не пропускать в комнату Джины, так зовут его дочь. При этом сигнал поступает в полицейское управление и через несколько минут здесь будет полно копов.

 — Но ведь собаки растерзают их?

 — Собаки хорошо натренированы. Включается вторая красная лампа, и раздается ультракороткий сигнал на особой частоте, который улавливают только собаки. При этом звуке собаки убегают в загон, и дверь за ними автоматически закрывается.

 — Как будто бы нетрудная работа, а?

 — Весь смысл в том, чтобы не заснуть ночью и не попасться старикану, который, беззвучно вползая в помещение, пытается вас подловить. Мне эта работа по душе. Я пятнадцать лет работал копом. Сюда меня устроил мой друг Том Лепски. Он детектив первого класса в управлении полиции. Мне платят восемьсот долларов в неделю, как старшему телохранителю, и пока все идет отлично.

 Фрост про себя отметил, что Марвин не стремится к большому фрику и вполне всем доволен. Они допили пиво, и Марвин поднялся.

 — Теперь я покажу тебе, где ты будешь жить.

 Они миновали большой бассейн с шезлонгами по краям и подошли к бару, возле которого вертелся невысокого роста японец в темной одежде. Увидев Марвина, он поклонился ему.

 — Это Сако. Он обслуживает нас.

 Они продолжали идти, пока не услышали, наконец, дикий рычащий лай, от которого у Фроста по спине пробежал холодок. Они подошли к обнесенному колючей проволокой забору, в загоне которого пять огромных доберманов стояли в угрожающей позе, скалясь и дико лая.

 — Молчать! — крикнул Марвин. И собаки моментально умолкли, пожирая Фроста глазами.

 — Держись от них подальше, — сказал Марвин. — Попадешься — загрызут насмерть.

 Фрост ни секунды не сомневался в этом. Теперь они подошли к двум деревянным домикам.

 — Один твой, а другой мой, — сказал Марвин, толкнув дверь, и они вошли в просторную гостиную, где стояла красивая, уютная мебель, телевизор и стереофонический радиоприемник. Затем он показал Фросту спальню, красивую ванную и небольшую кухню. Фрост огляделся. Все это было не только красиво, но и роскошно.

 — Когда у тебя дневное дежурство, оно заканчивается в восемь, и ты свободен. Можешь идти куда хочешь, но ты должен вернуться не позже двух ночи. Старикан всегда проверяет.

 — А как насчет транспорта?

 — В гараже есть машины. Пользуемся ими по очереди.

 — Значит, если я задержусь, то попаду в зубы к собакам?

 Марвин снова улыбнулся.

 — Ладно, Майк. Сейчас подбери себе форму и отправляйся в полицейское управление за разрешением на ношение оружия. Обратишься там к Хэррису. Он тебе все устроит. Возвращайся в три часа. Пообедаем вместе в караулке. На еду жаловаться не будешь. Ну, ладно, я пошел на дежурство. — И, кивнув на прощание, Марвин удалился.

 Фрост пошел на склад и получил три форменных комплекта одежды и австралийскую шляпу. Затем он отправился в полицейское управление и получил разрешение на ношение оружия. Он чувствовал себя счастливым. Он попал в Парадиз-Сити! Но если бы он знал, что его ожидает в дальнейшем, он послал бы этот райский уголок к чертовой матери и отбыл бы отсюда с первым попавшимся самолетом.

Комментарии




Поделитесь ссылкой