4.5

Считай, что ты мертв

  • Фрэнк Террелл, #8
Считай, что ты мертв

О книге

 Мастер детективной интриги, король неожиданных сюжетных поворотов, потрясающий знаток человеческих душ, эксперт самых хитроумных полицейских уловок и даже… тонкий ценитель экзотической кухни. Пожалуй, набора этих достоинств с лихвой хватило бы на добрыйдесяток авторов детективных историй. Но самое поразительное заключается в том, что все эти качества характеризуют одного замечательного писателя. Первые же страницы знаменитых романов «Считай, что ты мертв» послужат пропуском в мир, полный невероятных приключений и страшных тайн, – мир книг Джеймса Хедли Чейза, в котором никому еще не было скучно.


Глава 1

 В полумраке одного из баров Бродвея Фрост разговорился с шикарной голубоглазой блондинкой, проституткой высшего класса. Она объяснила, что ждет клиента, вечно опаздывающего из-за ссор с женой, и, охотно болтая с приглянувшимся незнакомцем, обмолвилась, что в конце месяца собирается в Парадиз-Сити.

 – Вот где настоящая жизнь! – воскликнула она, и серо-голубые глаза восторженно блеснули. – А деньги там просто под ногами валяются, только подбирай!

 Фрост насторожился. Не считая женщин, две вещи на свете могли заинтересовать его: деньги и еще раз деньги, поэтому он спросил, что это за Парадиз-Сити, о котором ему не приходилось слышать.

 Девушка любила поболтать, что, впрочем, по мнению Фроста, не делало ее исключением из общего правила.

 – Если Майами принято считать местом развлечения миллионеров, – говорила она тоном опытного гида, – то Парадиз-Сити – город миллиардеров. Улавливаешь разницу? – Она мечтательно вздохнула. – Расположен на тридцать миль южнее Майами, сногсшибательный город. – Потом, оценивающе оглядев Фроста, добавила: – Такой молодец, как ты, может там разжиться зелененькими!

 Почувствовав, что окончательно заинтересовала собеседника, пояснила, что летом в Парадиз-Сити наезжает молодежь, которая крутится около толстосумов и зарабатывает столько, что хватает на безбедную жизнь до следующего сезона.

 Она опять оглядела Фроста, а он с сожалением подумал, что куколка явно ему не по карману. Последние несколько дней он безуспешно искал работу, деньги кончались.

 – Ты чем занимаешься? Внешность у тебя что надо.

 Фрост нахмурился. Последние двенадцать лет из своих тридцати двух он пытался разбогатеть, сорвать куш, но безрезультатно. Сейчас надеялся найти в Нью-Йорке не тяжелую, но хорошо оплачиваемую работу.

 – Охрана, – ответил он, – использую свои мускулы. Работал последний раз водителем-охранником, но соблазнил секретаршу старого босса, и он вышиб меня на улицу.

 – Ты можешь легко подцепить богатую старую леди в Парадиз-Сити, которая осыплет тебя золотом.

 Фрост, покривившись, ответил, что старые леди не его стихия.

 Щелкнув пальцами, блондинка подозвала бармена и заказала еще мартини. Фрост, мусоливший первый стаканчик с дешевым виски, сделал жест, будто желал расплатиться за девушку, но она покачала головой:

 – У меня здесь открытый счет, – закурила предложенную Фростом сигарету и продолжала: – Если хочешь заработать, могу дать совет. Поезжай в Парадиз-Сити и найди там Джоя Соломона. Его номер есть в телефонной книге. Скажешь, что ты мой друг, и я возненавижу его до конца дней, если он тебя не пристроит. Меня зовут Марсия Гулден. – Она взглянула в сторону входа и тяжело вздохнула. – Вот и мой толстяк. Увидимся в Парадиз-Сити. Джой скажет, как меня найти.

 Одним глотком прикончив мартини, она подарила Фросту улыбку, поднялась со стула и направилась к лысеющему толстяку, озиравшемуся посередине бара.

 Фрост околачивался в Нью-Йорке уже пять дней. Подходящей работы не было, и теперь, после разговора с Марсией, он подумал: что, если в самом деле махнуть в этот Парадиз-Сити?

 Последнее время Фрост старался экономить. Прилетев в Нью-Йорк, оставил новые вещи в камере хранения аэропорта, явившись в «Хилтон» с потрепанным чемоданчиком и в старом костюме.

 Вернувшись после разговора с Марсией в отель, переночевал, а утром смылся, оставив вместо платы старье, и улетел в Парадиз-Сити в поисках легких денег.

 Даже подготовленный рассказом Марсии, Фрост все же раскрыл рот, выйдя из здания аэропорта Парадиз-Сити. На стоянке пассажиров поджидали автомобили один шикарнее другого: сплошные «Роллсы», «Бентли», «Кадиллаки».

 Он сел в такси и попросил отвезти в недорогой отель.

 Шофер сначала уставился на него, как на привидение, потом разинул в ухмылке рот с золотыми зубами.

 – В этом городе нет недорогих отелей, приятель, – снисходительно сказал он. – Самый дешевый «Морской» стоит тридцать баксов в день, но я бы не поместил туда свою старую матушку.

 Фрост на это заметил, что, вероятно, он менее привередлив, чем матушка таксиста.

 Тысяча долларов, все, что осталось у Фроста, казались ему немалой суммой, но, когда такси покатило по городу, он почувствовал себя нищим. Небоскребы, шикарные отели, пляжи с коричневыми телами купальщиков, магазины-люкс, нарядная толпа, автомобили последних марок – все как бы кричало о богатстве города-курорта.

 Впрочем, когда они отъехали от центра, картина изменилась. Таксист объявил, что начался рабочий район. Обшарпанные коттеджи, ветхие кабины на берегу являли контраст с великолепием центра.

 Отель «Морской» стыдливо прятался в тупике у моря, как бы стесняясь своего неприглядного вида. Перед заросшей жухлой травой лужайкой расположились полукругом двадцать небольших строений, от одного вида которых настроение Фроста окончательно испортилось.

 Его вяло приветствовал выцветший, неопределенного возраста клерк, предложивший «прекрасный» номер за сорок долларов в сутки. Так называемый номер состоял из крохотной спальни, маленькой гостиной, душа и туалета. В гостиной стояли продавленное кресло, диван в жирных пятнах, стол, два стула. Обстановку дополняли телевизор, место которого было в лавке старьевщика, и вытертый, прожженный во многих местах ковер. Из окна виднелись пыльные пальмы и ряд урн, доверху набитых мусором.

 Поторговавшись, Фрост получил номер за тридцать долларов, после чего клерк уныло сообщил, что перекусить можно в баре через дорогу напротив.

 Поселившись, Фрост немедленно разыскал в телефонной книге Джоя Соломона и позвонил.

 – Агентство Джоя Соломона, – женский голос звучал так надменно, как будто она отвечала из Белого дома.

 – Мне надо переговорить с мистером Соломоном, – Фрост попытался прихлопнуть ползавшую по руке муху, но промахнулся.

 – Кто спрашивает мистера Соломона? – неохотно спросила женщина, по-видимому, секретарша.

 – Мистер Соломон меня не знает. Я ищу работу.

 Муха опять села и поползла по рукаву, нахально глядя на Фроста.

 – Представьте ваши данные в агентство, – и она положила трубку.

 Фрост чувствовал себя униженным. Что ж, так ему и надо! Он вел себя как последний идиот, вступив в объяснение с секретаршей, которой за то и платят, чтобы избавляться от непрошеных посетителей.

 Подумав немного, он пошел в контору. Клерк сидел, тупо глядя перед собой, на его лысине вовсю резвились мухи, на что он, казалось, не обращал ни малейшего внимания.

 – Можно взять у вас машинку на пару часов?

 Клерк посмотрел на него так, как будто Фрост только что свалился с луны, потом перевел взгляд на машинку, стоявшую рядом на столике.

 – Можно взять ее? – Фрост положил перед клерком доллар.

 Мухи исполняли веселую джигу в остатках волос клерка. Подумав, он кивнул:

 – Берите.

 – Бумага найдется?

 Клерк опять впал в задумчивость, потом, приподнявшись со стула, вытянул откуда-то несколько листов бумаги.

 Притащив машинку в номер, Фрост, потея от усердия, печатал часа два, потом отнес ее обратно клерку, сидевшему в той же позе.

 – Где находится бульвар Рузвельта?

 – В центре. Проходит параллельно Морскому.

 – Далеко отсюда?

 Клерк наморщил лоб, соображая, потом решил:

 – Миль пять.

 – У вас можно нанять машину?

 – Пять долларов в день. Возьмите вон ту, – он кивнул в окно.

 Машина оказалась потрепанным побитым «Фольксвагеном», но не тащиться же в такую жару пешком!

 К удивлению Фроста, «Фольксваген» не рассыпался по дороге, исправно доставил его на место.

 Агентство Джоя Соломона помещалось на десятом этаже внушительного высотного здания. В холле с четырьмя лифтами было прохладно. Служащие в элегантных костюмах сновали взад-вперед с деловым видом.

 В приемной его встретила жгучая брюнетка испанского типа. Черные, до плеч, волосы обрамляли лицо, казавшееся красивым, пока вы не видели глаз. Пронзительные, черные, они горели ненавистью, и хотя женщине было не больше тридцати, ненависти хватило бы на все восемьдесят.

 Брюнетка оглядела вошедшего с головы до ног, и Фрост почувствовал, что вывод составлен не в его пользу.

 Его лучший светло-кремовый в узкую голубую полоску костюм, темно-голубая рубашка и светлый галстук не произвели на нее ни малейшего впечатления.

 – К мистеру Соломону! – отрывисто бросил Фрост.

 Она удивленно подняла брови:

 – Вам назначено? Ваше имя?

 – Меня зовут Майк Фрост. Передайте мистеру Соломону вот это, – он положил ей на стол конверт, на который брюнетка поглядела, как на дохлую мышь.

 – Оставьте ваш телефон, мистер Фрост. Вас уведомят.

 Обозлившись, Фрост положил огромные ручищи на стол и навис над брюнеткой.

 – Я знаю, что старик Джой не любит, когда его беспокоят, – фамильярно сказал он, – знаю, что ты здесь сидишь, чтобы делать из него еще более важную персону. Но меня этим не проймешь. Подними-ка свою задницу, детка, и передай письмо боссу. Если он после этого не примет меня, плюнешь мне потом в правый глаз.

 Брюнетка широко раскрыла глаза, онемела на некоторое время и вдруг расхохоталась. Смех шел ей на пользу, теперь она выглядела настоящей красавицей.

 – Ну, я уж думала, что перевидала всяких, – отсмеявшись, произнесла она, – грубо, но в этом что-то есть. – Она взяла конверт и встала, продемонстрировав отличную фигуру. – Навряд ли он примет тебя, но попытка заслужена.

 Покачивая бедрами, она проследовала в кабинет, а Фрост оглядел приемную. Стены персикового цвета, толстый темно-коричневый ковер, картины на стенах, ряд телефонов – все внушительно, солидно и дорого.

 Он вспомнил текст письма, вложенного в конверт:

 «Дорогой Д.С.

 Мне посоветовала к вам заглянуть Марсия Гулден. Кстати, велела передать, что, если вздумаете разыгрывать со мной важную персону, она вас возненавидит до конца дней. Вам ведь не все равно?

Майк Фрост».

 Когда брюнетка выплыла из кабинета, Фрост подумал, не пора ли доставать из кармана платок, но волнение было напрасно. Секретарша улыбнулась и кивнула в сторону кабинета:

 – Он примет тебя. Учти, это ничего не значит.

 – Могу поспорить, – Фрост прошел в огромный кабинет, похожий на красиво обставленную гостиную, где свободно разместились бы человек пятьдесят.

 За столом, размером с бильярдный, сидел небольшой полный человек в сером костюме, стоимость которого, по мнению Фроста, была не меньше шестисот долларов. Круглое загорелое лицо с крючковатым носом обрамляли длинные белые волосы, доходящие до воротника.

 Джой Соломон улыбался, показывая рукой на стул, приглашая сесть:

 – Забавное письмо, мистер Фрост. Как поживает моя милая Марсия?

 – Очень красива и очень занята.

 – Узнаю Марсию! Умеет работать, просто золотая девушка. Готов для нее на все, мистер Фрост. Как я понял, вы решили провести в нашем городе отпуск, но не прочь заработать на расходы, связанные с отдыхом.

 – Совершенно верно.

 – Вы пришли по назначению, – заявил Соломон. – Что умеете делать и чем хотели бы заняться?

 Фрост протянул лист бумаги с отпечатанным текстом:

 – Прочитайте и решите сами. Мои данные.

 Соломон стал читать, время от времени удивленно посвистывая:

 – Вот это активность! Три года патрульным в полиции Нью-Йорка, ФБР, Вьетнам, Ирландия, Ангола… Опасная и жестокая работа, мистер Фрост.

 Он продолжал вслух:

 – «Владею всеми видами оружия, черный пояс в дзюдо, карате, лицензия пилота…» Очень впечатляет, мистер Фрост, но, видите ли, никто не собирается воевать в Парадиз-Сити. Ваши таланты пропадут зря, – Соломон немного подумал. – Впрочем, я мог бы предложить вам работу.

 – Например?

 – С вашей внешностью легко заработать шестьсот долларов в неделю. Есть одна пожилая дама, ей нужен шофер. Но вам придется с ней спать раз в неделю.

 – Не для меня.

 – Я так и думал. Есть еще богатый гомосексуалист… но, вижу, вам это тоже не подходит. Может быть, спасателем? Платят, правда, всего сотню, но работа легкая: сиди себе и поглядывай, чтобы никто не утонул.

 Работа была Фросту по душе, но деньги…

 – Марсия говорила, что здесь можно заработать кучу денег.

 – Эта старая дама… – вздохнул Соломон.

 – Нет, я же сказал. Может быть, телохранителем?

 С просветлевшим лицом Соломон нажал кнопку вызова секретарши, и в дверях появилось ее лицо.

 – Кармен, что у нас с телохранителями?

 – Много желающих, но нет вакансий, – подарив Фросту нахальную улыбку, она прикрыла дверь.

 – Не огорчайтесь, мистер Фрост. Время от времени мы получаем заявки на такую работу. Если что-то появится, мы вам сообщим.

 – Я не могу болтаться без дела! Не хотите помочь, придется обратиться к Марсии, но после этого навряд ли она захочет с вами разговаривать!

 – Не надо громких фраз, – Соломон подмигнул. – Дайте нам пару дней. Кармен проверит по картотеке, мы обязательно что-нибудь подыщем. Оставьте телефон.

 – Даю два дня, потом звоню Марсии.

 В приемной ехидно улыбалась Кармен:

 – Я же говорила… Оставь телефон, но не обижайся, если не позвоним.

 Фрост написал номер и положил ей на стол:

 – Найди мне хорошую работу, детка, и я куплю тебе новую ленту для машинки.

 – Побереги свой юмор для других, – презрительно сморщив нос, она демонстративно отвернулась.

 Вернувшись в свой неприглядный номер, Фрост стал терпеливо ждать. Он боялся отойти от телефона, поэтому в номер приносили разбавленное пиво и сандвичи, напоминающие вкусом бумагу.

 Просидев до восьми вечера, Фрост резонно рассудил, что Соломон и его испанский птенчик отправились домой, и пошел на пляж. Плавал до полуночи, валялся на песке, с завистью наблюдая за обнимающимися парочками.

 На следующее утро встал рано, выпил жидкого кофе и опять стал ждать. В три часа терпение лопнуло, и он решил уехать в Майами, но, как только начал собирать вещи, позвонил Соломон:

 – Есть работа для вас, мистер Фрост. Немедленно приезжайте.

 – Уже у вас, – Фрост выбежал из номера, влез в старый «Фольксваген» и поехал в агентство.

 В приемной Кармен красила ногти и с непроницаемым видом указала на дверь кабинета.

 – Вот и вы, мистер Фрост! – встретил его Соломон. – Садитесь. Работа как по заказу для вас.

 – Сколько будут платить?

 – Шестьсот в неделю, квартира, хорошая еда.

 – Подходяще.

 – Вам известны наши условия, мистер Фрост?

 – Пока нет.

 – Пятьдесят процентов от заработка в первую неделю и десять с каждой последующей.

 – Неудивительно, что на вас костюм за шестьсот долларов! Ладно, согласен. Что за работа?

 – Телохранителем, как вы и хотели.

 – И чье тело я должен буду охранять?

 – У нас есть богатый клиент, итальянский промышленник Карло Гранди. Его дочь чуть не похитили недавно в Риме, и он решил, что ей будет безопаснее в нашем городе. Гранди – миллионер, он нанял у нас весь штат прислуги.

 – Что представляет собой его дочь?

 – Не имел счастья ее видеть, впрочем, как и самого мистера Гранди. Все дела ведем с управляющим, мистером Фрэнзи Амандо, – Соломон покривился, – неприятный человек, скажу я вам. Недавно охранник заснул ночью на дежурстве, Амандо уволил его, и место освободилось. Вы сможете его занять, я за вас поручился.

 Фрост понял, почему агентство берет высокие проценты.

 – Разумеется, я умолчал о вашей активности во Вьетнаме и Анголе, это было бы неумно.

 – Значит, меня берут.

 – Да, если вы этого хотите. Желающих получить такую работу хоть отбавляй, но для Марсии… – качнув сигарой, он продолжал: – На месте вас будет ждать старший охранник, Джек Марвин. – Он протянул Фросту лист бумаги. – Здесь написано, как проехать на виллу «Орхидея». Район самый фешенебельный, вилла находится на острове, мост тоже охраняется. Предъявите водительское удостоверение, вас пропустят. Поезжайте прямо сейчас.

 – Еду. Спасибо вам.

 – На все готов для красавицы Марсии. Моя любимая девушка.

 Фрост остановился в дверях:

 – Кстати, где ее найти?

 Соломон поднял брови:

 – Она вам не сказала?

 – Забыл спросить.

 – В отеле «Испанский залив», где же еще!

 – Неплохой отель?

 – Неплохой! Самый лучший и самый дорогой в городе! Марсия за ночь зарабатывает тысячу, а то и больше, – он потер руки. – Золотая девушка!

 В приемной Кармен протянула Фросту документ:

 – Твой контракт с агентством. Подпиши.

 Фрост прочитал контракт, особенно внимательно изучив мелкий шрифт. Потом подписал, заметив:

 – Да, вы себя не обижаете.

 Кармен не удостоила его ответом.

 – Отпразднуем вечером это событие? Я покажу тебе боевые шрамы на животе, а ты…

 – Пошел вон!

 – Что ж, попытка не пытка, – утешал себя Фрост, спускаясь на лифте, – не может же непрерывно везти!

 

 Парадиз-Ларго, район, куда ехал Фрост, представлял собой перешеек, где сходились две скоростные дороги, посередине между Парадиз-Сити и Форт-Лодердейлом.

 На въезде стояли будка охраны и электронный шлагбаум. Дюжий охранник из окна подозрительно оглядел потрепанный «Фольксваген», лицо его приняло презрительное выражение.

 Неторопливо подойдя к машине, он взял протянутое Фростом удостоверение и долго его рассматривал.

 – Я еду на виллу Гранди. Меня ждет Джек Марвин.

 – Второй поворот направо, дальше прямо до следующего поста, – рыкнул охранник, отдал удостоверение и отправился обратно в будку.

 Повернув направо, Фрост оказался на широкой тихой улице, по обеим сторонам которой за высокими заборами жили самые богатые люди Парадиз-Сити.

 На втором посту около поднятого шлагбаума стояла еще одна гора мяса с «кольтом» 45-го калибра на бедре.

 – Прямо! – скомандовал охранник, глядя на «Фольксваген» так, как будто не верил своим глазам. – Марвин ждет вас!

 Перед Фростом был мост, соединяющий материк с небольшим островом, густо поросшим манговыми деревьями. Проехав мост и ворота, сразу же сомкнувшиеся за машиной, Фрост заметил, что за живой изгородью деревьев натянуты провода высокого напряжения.

 Проехав еще сотню метров, Фрост увидел красивую двухэтажную виллу, построенную в испанском стиле. На стоянке застыли три великолепных автомобиля: кремовый с коричневым «Роллс», небесно-голубой «Ламборджини» и серебристый «Бенц».

 Фрост поставил рядом свой пыльный «Фольксваген», и сейчас же из-за деревьев вышел худой высокий человек, одетый в серую куртку и темно-голубые брюки, заправленные в короткие мексиканские сапоги. На поясе висел «кольт» 38-го калибра, голову прикрывала австралийская шляпа с загнутыми кверху полями.

 Фрост вышел из машины в тот момент, когда мужчина вплотную подошел к «Фольксвагену». Серо-стальные глаза внимательно изучали прибывшего, потом он протянул руку:

 – Джек Марвин.

 – Майк Фрост, – Фрост пожал протянутую руку.

 – Прогуляемся немного, и я постараюсь ввести вас в курс дела. Сначала вам надо получить такую же форму, как у меня, я потом скажу где, и разрешение на оружие, это в полиции. У нас здесь целый арсенал, выберите, что понравится. К дежурству приступите в восемь вечера, так что времени достаточно.

 Они шли узкой тропинкой, удаляясь от виллы в сторону бухты.

 – Работа не трудная, – говорил Марвин, – все охраняется с помощью электроники. В комнате охраны, где будете дежурить ночью, находятся телевизоры, за экранами которых надо непрерывно следить. Там же пульт с кнопками сигнализации. По дороге сюда вы, конечно, заметили проволочную ограду. Приближаться к ней смертельно опасно, она под током. Если какой-нибудь умник надумает перекусить проволоку ножницами с изоляцией, сигнал тревоги все равно поступит на пульт. В девять выпускаем четырех специально натренированных на человека доберманов. Ночью выходить из дежурной комнаты нельзя – перегрызут горло. Собаки знают меня, я их выпускаю, а утром загоняю обратно в клетку.

 Они вышли на открытое место, и перед ними открылась водная гладь бухты. В многочисленных яхтах, лодках под парусом катались толстые мужчины в расстегнутых до пупа ярких рубашках со своими такими же толстыми женами или молодые люди спортивного вида с хорошенькими девушками.

 – В бухте мы держим свои лодки, – Марвин показал на шестидесятифутовую яхту, моторный катер и ялик. – Перевод денег, никто ими не пользуется, но раз у соседей есть, и мы не отстаем. – Он сплюнул и повел Фроста обратно к вилле.

 Перейдя лужайку, они подошли к дубовой двери.

 – Место нашего дежурства, – Марвин достал ключ, отпер замок, и они вошли в большую, с прохладным кондиционированным воздухом комнату. У одной стены в ряд стояли несколько телевизоров и панель с разноцветными кнопками и лампочками. У другой – стойка с автоматическими винтовками и другим оружием, там же стоял баллон со слезоточивым газом. Напротив телевизионных экранов – два кресла, посреди комнаты стол и два стула.

 – Будете сегодня здесь дежурить. Старайтесь не заснуть, а то Старый Дохляк застукает и уволит. Через неделю поменяемся, будете дежурить днем, – Марвин открыл холодильник в стенном шкафу, достал две банки пива, одну протянул Фросту, оба сели.

 – Старый Дохляк? Наверно, вы говорите о Фрэнзи Амандо?

 – Он самый. Любит проявлять власть, следит, делает выговоры. Иногда просто с трудом сдерживаюсь, чтобы не вколотить его крысиные зубы ему в глотку! Если бы не он, жизнь здесь могла казаться раем. Если хочешь здесь удержаться, держись начеку.

 – Соломон говорил, что дочку Гранди пытались похитить в Риме?

 – Из-за этого мы с тобой здесь и находимся, – они допили пиво, Марвин протянул Фросту сигареты, оба закурили. – У старого Гранди денег куры не клюют. Могу привести пример: если он потеряет пять миллионов, то просто не заметит, это все равно что для тебя потерять пять центов.

 Пять месяцев назад в Риме чуть не похитили его единственную дочь. Ты увидишь ее. Совсем молоденькая, но избалованна и капризна. Я ей не завидую, хоть к ее услугам роскошный бассейн, новые фильмы два раза в неделю и прочее… Для такой девушки, привыкшей к веселой жизни в Риме, тоска смертная. Да еще Амандо, который не спускает с нее глаз. Папа Гранди навещает ее редко, примерно раз в полтора месяца.

 – А если ночью сработает сигнал тревоги, что я должен делать?

 – Эта дверь ведет в жилые апартаменты, – Марвин указал на дверь в стене, – там холл и лестница наверх, где комнаты девушки. Хватаешь винтовку и становишься в холле, чтобы никто не проник наверх. Сигнал одновременно поступит в полицию, так что минут через пять подоспеет подмога. Ну и я, разумеется, тоже. Если собаки к тому времени не доберутся до злоумышленника, электронный свисток отзовет их в клетку.

 – На первый взгляд работа нетрудная.

 – Это на первый. Трудность ее в том, чтобы не задремать и все время следить за экранами. Дохляк всю ночь ползает за спиной, проверяет.

 – У меня была работа похуже, – пожал плечами Фрост. – Кстати, тебя устроил на работу тоже Дж. Соломон?

 – Ну нет, этот пройдоха не получает с меня процентов. Я прослужил в полиции Парадиз-Сити пятнадцать лет. Недавно развелся с женой, одному стало неуютно, вот решил подыскать работу на всем готовом. Мой приятель Том Лепски из управления, инспектор первого класса, рекомендовал меня Гранди. Платят восемьсот в неделю, обеды готовит слуга-японец, жилье вполне приличное, чего еще желать? Теперь пойдем, покажу, где будешь жить.

 Они обогнули виллу кругом и вышли к огромному бассейну. Рядом небольшой бар, за стойкой которого колдовал маленький японец в белоснежном костюме. Прежде чем он склонился в поклоне, Фрост почувствовал на себе цепкий взгляд.

 – Это Сью Ко, – представил Марвин, но не остановился. Обойдя бассейн, они углубились в сад по заросшей орхидеями узкой тропинке.

 Вскоре Фрост услышал хриплый собачий лай. Тропинка повернула и вывела их к большой клетке с четырьмя здоровенными доберманами.

 Марвин прикрикнул, и они замолчали, не сводя с Фроста налитых злобой глаз.

 – Держись от них подальше, – предупредил Марвин, – настоящие убийцы!

 Недалеко от клетки стояли два небольших коттеджа.

 – В этом живу я, – показал Марвин, – второй твой.

 Он толкнул дверь второго домика, и они вошли в большую, комфортабельно обставленную гостиную с новейшим телевизором и стереоприемником. Рядом с гостиной спальня и прекрасно оборудованная ванная комната.

 – Неплохо, а? – довольно ухмыльнулся Марвин.

 – Да, просто люкс!

 – Одно условие, – посерьезнел Марвин, – никаких женщин! Даже если бы тебе удалось протащить ее сюда незаметно, что, впрочем, полностью исключено!

 Фрост решил, что комфорт комнат немного проигрывает от этого условия.

 – Если дежуришь днем, с восьми вечера можешь ехать куда угодно, но вернуться надо до двух ночи. Амандо проверяет.

 – Как с транспортом?

 – В гараже стоит «ТР-7», специально для нас. Возвращаясь ночью, держи окна машины закрытыми и заезжай прямо в гараж. Дверь там автоматическая, и собаки приучены в гараж не входить. Из гаража можно пройти прямо в дом.

 – Неплохо придумано.

 – Ну, Майк, – Марвин сдвинул шляпу на затылок, – теперь отправляйся за формой и в полицию. В семь пообедаем вместе в дежурной комнате, еда тебе понравится.

 Фрост съездил за формой, потом в полицию и, наконец, рассчитался в «Морском». На виллу вернулся на такси.

 Он с благодарностью вспоминал Марсию. Она здорово помогла ему. Работа прекрасная, хорошо оплачивается, он и не мечтал о такой.

 Если бы жестокому и жадному Фросту позволили в этот момент заглянуть в будущее, он, содрогнувшись от ужаса, на первом же самолете покинул бы Парадиз-Сити.

Комментарии




Поделитесь ссылкой