5

Это – серьезно!

  • Марк Гирланд, #1
Это – серьезно!

О книге

 Мастер детективной интриги, король неожиданных сюжетных поворотов, потрясающий знаток человеческих душ, эксперт самых хитроумных полицейских уловок и даже… тонкий ценитель экзотической кухни. Пожалуй, набора этих достоинств с лихвой хватило бы на добрый десяток авторов детективных историй. Но самое поразительное заключается в том, что все эти качества характеризуют одного замечательного писателя. Первые же страницы знаменитого романа «Это – серьезно!» послужат пропуском в мир, полный невероятных приключений и страшных тайн, – мир книг Джеймса Хедли Чейза, в котором никому еще не было скучно.


Глава 1

 В дальнем конце Криллон-бара, подальше от собравшихся у стойки журналистов, сидели два американца. Одного из них, пожилого, с заостренным птичьим лицом, в безукоризненно выутюженном костюме и очках без оправы, звали Джон Дорн. Рядом с ним сидел Гарри Росленд – крупный располневший мужчина, лет пятидесяти. Экипировка его оставляла желать лучшего – мешковатый костюм, на ногах стоптанные ботинки, давно не знавшие щетки.

 Росленд жил в Париже так давно, что успел изучить городок как свои пять пальцев. Он вел незаметный образ жизни, пробиваясь статейками о модернистском искусстве, и имел репутацию безобидного лгунишки.

 Разговаривали вполголоса. Росленд потягивал виски со льдом, Дорн – томатный сок. По выражению лиц невозможно было определить, насколько серьезен их разговор.

 – Итак, – сказал Дорн, – может, в этом что-то и есть, а может, сплошной обман. Я хочу, чтобы ты занялся этим, Гарри. Пока я не буду твердо уверен, что у нее есть для нас важная информация, я не могу считать это серьезным.

 – Лично я не намерен этим заниматься, – Росленд подбросил в стакан два кубика льда, – но у меня есть на примете один человек. Нужно только заплатить тридцать баксов.

 – Это не стоит тридцать долларов! – резко бросил Дорн, он всегда тяжело расставался с деньгами. – Все, что от него требуется, – это встретиться с ней и спросить, есть ли у нее что-то для нас. Если это окажется важным, я заплачу.

 Подошел официант, и Росленд указал на пустой стакан. Он знал, что Дорн оплатит счет, и решил пропустить еще стаканчик. Пока официант готовил новую порцию, оба молчали, затем Росленд снова заговорил:

 – Итак, или тридцать баксов – или ничего. Здесь вполне может быть ловушка. С этим тоже надо считаться. Когда-нибудь Уорли надоест, что вы все решаете сами, вместо того, чтобы уведомлять его. За этой женщиной может стоять он сам. Возможно, он и ставит вам ловушку, дабы прищемить хвост.

 Дорн и сам так думал, но все-таки… маловероятно, чтобы Уорли пошел на это.

 – Ладно, – решительно заявил он, – пусть будет тридцать! Об Уорли не беспокойтесь, он слишком занят на своей новой работе, чтобы вмешиваться в мои дела. – Он немного помолчал, потом добавил: – Понимаете, Гарри, я хочу настоящей работы! Если у этой женщины есть что-либо стоящее, в чем я сильно сомневаюсь, она запросто может предложить свои услуги кому-нибудь еще.

 Росленд ухмыльнулся: он знал, что Дорн помешан на поисках русских.

 – Платите деньги, Дорн, и вы останетесь довольны.

 Дорн изучающе посмотрел в лицо собеседника.

 – Я иногда думаю, Гарри, понимаете ли вы важность и ответственность той работы, которую выполняете для меня.

 Росленд улыбнулся.

 – Кажется, я вас никогда не подводил, не так ли?

 – Да, но всему бывает начало.

 – Успокойтесь! Мой человек встретится с этой женщиной, и я вас тотчас извещу.

 – Кто этот человек? – быстро спросил Дорн.

 – Зачем вас это знать? Все будет о'кей! – бодро сказал Росленд и опустошил свой стакан.

 Дорн подозвал бармена и оплатил счет. Когда вышли на улицу, Дорн незаметно передал Росленду пачку смятых банкнот. Тот помедлил, наблюдая, как Дорн быстрыми шагами направился в сторону американского посольства, затем свернул налево и зашагал по Рю Сен Гонат. Мурлыча что-то себе под нос, он время от времени поглаживал деньги в кармане. На перекрестке, ведущем к Плас Вендом, ему пришлось переждать поток автомобилей. Наконец загорелся зеленый свет, и он пересек улицу, направляясь к отелю «Нормандия».

 Войдя в бар, пожал руку бармену, которого знал уже много лет, и заказал двойную порцию виски. Затем пересек зал, направляясь к телефонной кабине. Там, набрав нужный номер и придерживая трубку плечами и головой, достал пачку сигарет, вынул одну и закурил. Наконец в трубке послышался раздраженный мужской голос.

 – Алло?

 – Гирланд? Это Гарри.

 – Только тебя мне и не хватало! Послушай, Гарри, я сейчас занят. Позвони через пару часов!

 Росленд усмехнулся. Он догадывался, чем занят Гирланд.

 – Не проходи мимо своего счастья, сынок. Отправь курочку домой – если он у нее имеется. – Гирланд послал его подальше, но Росленд проигнорировал оскорбление.

 – Ради бога, дай хоть часок! – простонал Гирланд, но Росленд был неумолим.

 – Встретимся через 15 минут у входа в метро «Орион», – твердо сказал Росленд и повесил трубку.

 Выйдя из будки, он направился к стойке, быстрым взглядом окинул бар, людей было немного. По углам ворковали три-четыре парочки. Его взгляд задержался на парне, который читал газету. Перед ним стоял нетронутый стакан с вином. Росленд тотчас же отвернулся, но его цепкий взгляд успел схватить все: потертый белый плащ, коротко остриженные волосы, каштановую бородку. Под глазами темные круги, лицо болезненно желтоватого оттенка.

 Росленд насторожился.

 Допив свое виски, он вполголоса спросил подошедшего бармена:

 – Вон тот тип в углу, он давно здесь?

 – Зашел следом за вами, мистер Росленд.

 Росленд затянулся сигаретой. Многолетний стаж определенной работы сделал его наблюдательным и подозрительным. Поэтому он сразу расплатился и вышел на улицу. Переждав три проскочившие мимо машины, пересек проезжую часть и направился к станции метро «Пале-Ройял». На следующем перекрестке ему снова пришлось переждать. Воспользовавшись этим, он вынул из кармана маленькое зеркальце и, поворачивая его в разные стороны, поймал отражение парня из бара. Он стоял в толпе пешеходов. Росленд опустил зеркальце в карман и задумался. Дорн предполагал, что все это может быть обманом. Он также предупредил, что кто-то еще может скрываться за этим делом. Возможно, тип с бородкой вполне безопасен, но чутье подсказывало Росленду – рисковать не стоит.

 Он пересек улицу и спустился по ступенькам в метро. Ему надо было сделать пересадку, чтобы добраться до станции «Орион». Поезд пришлось ждать минут пятнадцать. Росленд вошел в вагон и быстро оглядел платформу. На станции «Шатле» он подождал, пока двери не начали закрываться, потом с силой раздвинул их и выскочил на платформу. В соседнем вагоне он увидел растерянное лицо своего преследователя и помахал ему рукой.

 

 Марк Гирланд швырнул трубку на рычаг и разразился проклятиями в адрес Росленда. Тесса с любопытством смотрела на него. Это была стройная блондинка лет двадцати четырех, с овальным лицом, большими голубыми глазами и красиво очерченным ртом. Она носила зеленый свитер, поперек которого красовалась надпись: «Нью-Йорк геральд трибюн». Черные шерстяные брючки плотно прилегали к бедрам, ненавязчиво обрисовывая красивые длинные ноги. Гирланд встретил ее на улице, где она продавала газеты, и, сраженный голубыми глазами и этими точеными ножками, конечно, не мог пройти мимо. Он принялся расточать ей комплименты, а это у него всегда неплохо получалось.

 Оба они были американцами, и лед тронулся.

 Пригласив ее в бистро, он почувствовал возбуждение. Расплатившись за напитки, он многозначительно сказал:

 – Очень жаль, что приходится расстаться… А может, пойдем ко мне? Приятно проведем время. Потом, если вы захотите, – а я надеюсь, что вы не разочаруетесь во мне! – можно будет остаться на ночь…

 Девушка весело рассмеялась.

 Он с удовольствием отметил, что она не смутилась.

 – Да, скромником вас не назовешь! – сказала она. – Я могу к вам зайти, но, предупреждаю, дальше этого дело не пойдет. – Она окинула его изучающим взглядом, затем уже менее решительно добавила: – По крайней мере сейчас мне так кажется.

 Он поднялся с ней в свою однокомнатную квартиру на Рю де Свис. Она шла впереди, а он, шествуя за ней, думал, что уже давно не встречал таких роскошных ягодиц. В большой комнате, куда они вошли, было два окна с видом на крыши соседних домов. В ней было все необходимое, но никакого комфорта. Двухспальная кровать, два стула у стола со следами червоточинки, в дальнем углу, под окном, раковина для мытья посуды, в другом углу – радиоприемник и проигрыватель. Меблировку завершали гардероб и книжная полка, уставленная английскими и французскими книгами.

 Тесса с интересом оглядела комнату, а Гирланд прикрыл дверь.

 – Очень мило! – прокомментировала девушка. – Я живу в настоящей конуре, а у вас здесь просторно… Везет же некоторым!

 Гирланд подошел к ней и обнял за бедра. Некоторое время они, улыбаясь, изучали друг друга, затем их губы встретились.

 Вдруг Тесса оттолкнула его и села на стул.

 – Расскажи немного о себе, – попросила она. – Чем ты занимаешься, чем интересуешься? Но прежде дай мне закурить…

 Гирланд начал шарить у себя в карманах, и в это время раздался звонок Гарри…

 Повесив трубку, Марк огорченно сказал:

 – Жаль, но мне нужно уйти… Это как раз и есть моя работа. Когда вернусь – не знаю. Может, ты останешься? Чувствуй себя как дома. Вот проигрыватель, там книги, в холодильнике найдешь еду… Мне было бы очень приятно знать, что ты здесь и что ты ждешь меня.

 – Думаю, что мне лучше уйти, – сказала она, но тем не менее не тронулась с места. «Пожалуй, он красив», – подумала она.

 – Останься!.. – настаивал он. – Я не задержусь долго. Очень хочется, чтобы ты осталась.

 – Хорошо, я останусь, если тебе этого хочется.

 Удовлетворенно кивнув, он пересек комнату, прошел в ванную и запер за собой дверь. Справа у потолка был шкаф. Он открыл его, пошарил внутри и нажал на хитро спрятанную пружину. Створки задней крышки шкафа раздвинулись, и Марк вытащил из тайника небольшой аммиачный пистолет в кобуре. Он надел кобуру, с удовольствием отмечая, что она совсем незаметна под пиджаком. Затем оглядел себя в маленьком зеркальце над умывальником.

 Гирланд был высокий и смуглый, с мужественным узким лицом, глубоко посаженными глазами, плотно сжатым ртом и мощным подбородком. Он выглядел немного старше своих тридцати пяти лет, в волосах уже появилась седина. Причесавшись, он положил расческу и вернулся в комнату.

 Тесса стояла на коленях перед книжной полкой, изучая корешки книг. Она обернулась через плечо и улыбнулась.

 – Тут у тебя Грэм Грин, Чандлер, Хемингуэй… Я тоже люблю этих авторов.

 Он наклонился и поцеловал ее.

 – У нас будет еще немало общего, – пообещал он, и при этом его рука скользнула по ее спине к ягодицам. Она не отстранилась, но в глазах появились льдинки.

 – Ты слишком много позволяешь себе… Не люблю, когда мужчина считает, что со мной можно позволить такие вольности.

 Гирланд выпрямился.

 – Не обижайся, малышка. Я веду очень напряженную жизнь… И часто рискую. Раньше я обхаживал женщин очень долго, но теперь предпочитаю действовать сразу. И знаешь, это чаще приносит успех.

 Она промолчала, потом спросила:

 – Куда же ты сейчас направляешься?

 Он улыбнулся молодой задорной улыбкой.

 – Нужно встретиться с одним человеком. Подожди меня. Если позвонят, не отвечай. Дверь держи запертой, в холодильнике отличные бифштексы, все это для тебя. Я постараюсь не задерживаться.

 Он вышел из квартиры и стал спускаться по лестнице. Вскоре его шаги затихли. Тесса поднялась, открыла дверь и выглянула из квартиры. Далеко внизу она увидела удаляющуюся фигуру Гирланда.

 Девушка быстро заперла дверь и начала тщательно, ничего не пропуская, обыскивать комнату.

 

 Гирланд быстро дошел до места, где стоял его «Фиат-60». Машина доживала свои последние дни. Он посмотрел на вздувшиеся шины передних колес и понял, что больше пятидесяти километров они не протянут. Забравшись в машину, включил двигатель и выехал на проезжую часть. Когда он наконец добрался до метро «Орион», Росленд уже давно ждал его. Гирланд остановил машину, и Гарри с трудом втиснул свое грузное тело рядом с водителем.

 – Опаздываешь, черт возьми! – пробурчал он недовольно. – Поехали… Что у тебя за машина, Бог ты мой! Когда ты наконец избавишься от этой развалюхи?

 – Меня она вполне устраивает, я ведь не миллионер… Ты сорвал мне такой приятный вечер!

 – У тебя на уме только женщины, – презрительно заметил Росленд. – Это мне не нравится, Марк. Серьезно, уж слишком их много!

 – Тебя что же, секс уже не трогает? Не разыгрывай монаха, – рассмеялся Гирланд.

 – По крайней мере я не даю курочкам командовать собой. Это очень важно. А у тебя все наоборот…

 – Ладно, хватит об этом, – резко оборвал его Гирланд. – Что у тебя там?..

 – Есть кое-какая работенка. Может, что-то серьезное, а может, пустышка.

 – И сколько же? Сейчас я как раз на мели.

 – А когда было иначе? – съязвил Росленд. – Деньги и женщины не уживаются вместе.

 Гирланд промолчал. Он уже минуты три следил в зеркале за черным «Ситроеном», который двигался за ними. Шофер в надвинутой на глаза шляпе старался скрыть свое лицо. Гирланд резко свернул в переулок и прибавил скорость. «Ситроен» следовал за ними.

 Росленд хотел что-то сказать, но Гирланд перебил его:

 – Похоже, за нами «хвост», Гарри.

 Росленд насторожился, обернулся и увидел «Ситроен».

 – Попробуем оторваться, – заметил Гирланд.

 Он свернул направо у следующего перекрестка, проехал еще квартал и здесь вынужден был остановиться перед светофором. Черный «Ситроен» приблизился и остановился метрах в десяти.

 – Не оглядывайся, – сказал Гирланд, всматриваясь в зеркало. – Он здесь. Посмотрим, что он будет делать…

 – Нет, нет, оставь его в покое. Нам нужно только поговорить. Он же не услышит нашего разговора.

 Гирланд пожал плечами.

 Ехали молча.

 Через несколько минут свернули на Рю де Анжей. «Ситроен» не отпускал их. Вдруг перед их носом со стоянки сорвалась машина и устремилась вдоль набережной. Гирланд моментально припарковался на маленьком пятачке и выключил мотор.

 – Теперь посмотрим, что он будет делать, – сказал он злорадно.

 Водитель «Ситроена» на полной скорости промчался мимо, даже не посмотрев в их сторону. В конце набережной он свернул налево и исчез в потоке транспорта.

 – Слава Богу, освободились! Только надолго ли? – Гирланд закурил. – Угораздило же тебя подцепить этот «хвост»!

 Росленд был озабочен.

 – За мной следил какой-то хлыщ с бородкой. В метро мне удалось оторваться от него, но, наверно, их было двое.

 Гирланд недовольно поморщился.

 – Ты что, не знаешь, что «хвостов» всегда бывает двое – один спереди, другой сзади?! Первый засек, что ты ожидаешь меня, и позвонил парню с «Ситроеном». И когда я приехал, то был уже тут как тут. Ну, да черт с ними! Что там у тебя за работа?

 – Сегодня утром Дорну позвонила какая-то женщина, назвавшаяся мадам Фечер. Она намекнула, что располагает какой-то важной информацией… Дорн не знает, серьезно ли это. Нельзя также исключить вероятность ловушки… Существует и опасность того, что этим могут заинтересоваться и другие, если он не договорится. Короче, Дорн поручил это дело мне, а я тебе. Она будет в клубе «Алло, Париж» в одиннадцать часов вечера. Я хочу, чтобы ты встретился с ней и узнал, какой информацией она располагает и сколько хочет за нее.

 – Ну и что дальше?..

 – Это все. Ты проверишь, чего стоит ее информация. Ничего не обещай конкретно, просто прозондируй почву.

 – Но почему бы тебе самому не заняться этим? Почему я? По-моему, это как раз для тебя – все так просто!

 Росленд вынул сигарету, скомкал пустую пачку и, закурив, веско произнес:

 – Ты же знаешь, я не должен вмешиваться в эти дела. Я обязан остаться в стороне. Это как раз то, что ценит во мне Дорн.

 – Да? – спросил Гирланд серьезно. – А мне кажется, что ты сейчас нужен Дорну как дырка от бублика. Это не пустяк, дорогой мой, а серьезное дело. Она уже к кому-то обращалась, и теперь следят за всеми, в том числе и за нами – благодаря твоей тупости. Ты навел их на меня. Все, что им нужно было узнать, это номер моей машины и где я живу. Ну и подгадил же ты мне, Гарри! Что случилось с твоими серыми клеточками?

 Росленд недовольно дернулся.

 – Я не люблю, когда со мной так разговаривают, – высокомерно произнес он.

 – А мне плевать, любишь ты или нет! Ты слишком разжирел и разленился, а самоуверенности в тебе не поубавилось. Думаешь, это игрушки: дал приказ, махнул волшебной палочкой, взял денежки – а другие пусть расхлебывают грязь? Два года назад ты бы сообразил, что и впереди может быть «хвост». Это не шутка, Гарри, можно влипнуть в очень грязное дело. Парни вроде нас с тобой, которые работают на людей типа Дорна, всегда должны быть начеку. А ты перестал чувствовать опасность, хотя по самые колени стоишь в дерьме!

 – Если ты сейчас не заткнешься, то я!.. – вскипел Росленд, обливаясь потом. – У меня куча агентов, подобных тебе, и будь рад, что именно тебе оказано доверие! Мне надоели твои уколы!.. Ты знаешь, что я могу!.. – выкрикивал Росленд.

 – Нет, Гарри, ты уже ничего не можешь. Я – последний из твоих подручных, никто больше не хочет делать за тебя грязную работу. И ты это отлично знаешь! Джексон ушел, Грей ушел, Фоше, Пьер – все покинули тебя. Они вовремя почувствовали сигнал бедствия, а теперь и я это вижу. Я – последний из твоего поганого стада, на кого ты еще можешь положиться, так что не угрожай и не ерепенься.

 Росленд, тяжело дыша, вытер потный лоб носовым платком и зло уставился на запыленное ветровое стекло автомобиля.

 – И сколько же я за это получу? – наконец поинтересовался Гирланд. – Пока не будет задатка, я даже и говорить ни о чем не буду.

 Росленд немного поколебался, потом полез в карман и вытащил две банкноты по сто франков.

 – А где остальные?

 – Пока все. Ты ведь знаешь, как Дорн любит платить…

 Гирланд сунул деньги в бумажник.

 – Надо еще подумать, стоит ли работать за такие деньги, – сказал он с сомнением.

 – Действуй! – с облегчением сказал Росленд. – Сейчас мне надо вернуться, но я буду ждать твоего звонка. Смотри не подцепи себе «хвост» снова.

 – Трогательно слышать это от тебя, – сказал Гирланд.

 

 Герман Радниц, плотный мужчина с крючковатым носом и кустистыми бровями, вот уже полчаса сидел в баре отеля «Георг V». На нем был безупречного покроя костюм с алой гвоздикой в петлице, обувь от Лотта. Время от времени он затягивался дорогой сигарой, которую держал в толстых, коротких, как обрубки, пальцах. Его непроницаемое лицо было сковано тяжелой думой. Радниц входил в десятку богатейших людей мира. Своими финансовыми операциями он, как спрут, опутал почти весь земной шар.

 В бар быстро вошел молодой человек – с бородкой, в поношенном плаще. Он помедлил, затем, получив от Радница знак, приблизился и сел рядом на свободный стул. Молодой человек – его звали Томас – почтительно заговорил:

 – У Дорна была встреча с Рослендом. Они сидели в Криллон-баре, разговаривали недолго. Когда расставались, Дорн что-то передал Росленду, скорее всего деньги. После этого Росленд зашел в бар отеля «Нормандия» и позвонил.

 Далее Томас рассказал Радницу обо всех последующих событиях.

 Радниц пристально рассматривал свои тщательно отполированные ногти.

 После долгой паузы он сказал:

 – Это надо сделать быстро. Заставь Росленда сказать, о чем он говорил с Дорном. Любой ценой… – он многозначительно посмотрел на собеседника. – Я буду ждать результата здесь. И побыстрее!

 Сказав это, он потянулся к своему бокалу, показывая, что разговор закончен. Томас быстро вышел из бара.

 Выйдя на улицу, Томас подошел к черному «Ситроену» и сел рядом с водителем – невысоким, крепко сбитым парнем. Тот вопросительно поднял брови. На заднем сиденье был еще один человек: высокий, тонкий и смуглый. Лицо его было непроницаемым, как маска, во взгляде таилась угроза.

 – Хозяин велит поговорить с Рослендом, – сообщил Томас, – он живет на Рю Кастальоне…

 Борг, так звали водителя, проворчал что-то и включил мотор.

 До квартиры Росленда они доехали за десять минут. Томас и Шварц – высокий малый, вышли, а Борг – немного отъехал в сторону и остановился.

 – Обойдемся без Борга! – решил Томас.

 – Рассчитываешь на меня? – с ухмылкой спросил Шварц.

 Томас нахмурился. Неприязненный и презрительный тон Шварца не понравился ему, но сейчас было не до споров.

 Они вошли в подъезд и, незаметно проскочив мимо конторки консьержки, подошли к лифту. Еще минута, и они были на верхнем этаже. Выбравшись из лифта, тихонько закрыли дверь. Томас указал пальцем на звонок, вмонтированный в панель двери, и Шварц отступил в сторону. Томас достал пистолет тридцать восьмого калибра, надел на ствол глушитель и постучал в дверь, а Шварц рукой прикрыл глазок.

 После долгого ожидания послышались тяжелые шаги.

 Росленд был слишком пьян, чтобы опасаться кого-нибудь – он даже не посмотрел в глазок. Дверь открылась, Томас поднял пистолет и направил его на Росленда.

 – Никакого шума, – сказал он тихо. – Проходи в комнату и держи руки на виду.

 Увидев стоящего за дверью Шварца, Росленд сразу увял, лицо его приняло пепельный оттенок, и он медленно попятился в гостиную.

 Томас последовал за ним, а Шварц, проскользнув следом, бесшумно закрыл за собой дверь.

 

 Гирланд легко взбежал по лестнице, подошел к двери своей квартиры. Он все рассчитал: сейчас они с девушкой успеют сходить в бистро неподалеку от дома. После обеда вернутся обратно, и он снова попытается убедить ее подождать, а сам отправится на встречу с той женщиной в клуб «Алло, Париж». Поговорив с ней и позвонив Росленду, он вернется к себе, и они с Тессой позабавятся до утра…

 Он был уверен в себе, и ему в голову не приходило, что девушка может думать иначе.

 Открыв дверь в квартиру, он огляделся и нахмурился.

 – Тесса! – позвал он, повысив голос.

 Тишина.

 Заглянув в ванную, он окончательно убедился, что девушки нет. «Должно быть, она приняла меня за сосунка и сразу же ушла, – решил он. – А я-то думал – дело верное!»

 Он сел на стул и задумался.

 Зачем же было приходить сюда, если она не собиралась заниматься любовью?

 Вдруг его словно ударило. Вскочив на ноги, он беглым взглядом окинул свою комнату – вроде бы все на месте! Он подошел к шкафу и осмотрел все три ящика. К краю нижнего ящика был приклеен волосок, по положению которого он мог судить, рылся ли кто в его отсутствие в шкафу или нет.

 Волосок был разорван!

 Он прошел в ванную и нажал на скрытую панелью пружину. Заглянул внутрь: в нише лежали его профессиональные аксессуары – фотокамера «Экзата» с набором принадлежностей, два микрофона, маленький магнитофон, набор отмычек, несколько пистолетов и другие вещи, необходимые ему при выполнении заданий. Там находились предметы маскировки – иногда Гирланду приходилось менять свою внешность. Маленькая лампочка, вмонтированная в потолок, горела зеленым светом, что показывало – дамочке не удалось проникнуть сюда. Он закрыл тайник и вернулся в гостиную. Несколько минут стоял, размышляя. Да, он был несправедлив к Росленду. Кем бы ни были эти люди, они знали о нем еще до встречи с Гарри. Девчонка талантливо сыграла свою роль, а он-то хорош!

 Марк поднял трубку и набрал номер Росленда. Подождав некоторое время, понял, что ответа не последует. Он задумчиво почесал затылок. Росленд сказал, что возвращается домой и будет ждать звонка. Почему же он не отвечает?

 Гирланд прошел в ванную и заменил аммиачный на сорок пятый калибр. Быстро спустился вниз и сел в свой «Фиат». Двух минут было достаточно, чтобы доехать до квартала, где жил Росленд.

 Он оставил машину за углом и направился к дому. Поднявшись на шестой этаж, позвонил. Ответа не последовало, и он куском толстой проволоки, которую научился использовать вместо ключа, легко открыл замок. Вынув пистолет, он осторожно двинулся по узкому коридору к открытой двери гостиной.

 Росленд лежал на кушетке.

 При виде его лицо Гирланда посерело и застыло. Гарри зверски пытали: ногти на его правой руке были сорваны, кровь с изуродованных пальцев стекала на ковер…

 Гирланду все стало ясно. Зная Росленда, он понял, что у того не хватило мужества противостоять пыткам, и он наверняка рассказал все. Теперь те, кто его пытал, знают и о женщине, назвавшейся мадам Фечер, и о встрече в кафе «Алло, Париж»…

 Гирланд дотронулся до холодеющего плеча Гарри. Они работали вместе уже пять лет, и он видел, как притупилась бдительность Росленда, как он разжирел. Все, кто работал на него раньше, отошли, а Гирланд задержался: ему было просто лень искать что-то другое, а Росленд все же худо-бедно снабжал его деньгами…

 Гирланд опять посмотрел на мертвое тело с выпученными глазами и высунутым языком и почувствовал жалость. Вот и все, что осталось от Росленда… Не послушался он предостережений, не поверил, что к этому делу нужно отнестись со всей серьезностью.

 Бедный, глупый, пьяный Росленд…

Комментарии




Поделитесь ссылкой