3

Кто останется жив – будет смеяться

Кто останется жив – будет смеяться

О книге

 Мастер детективной интриги, король неожиданных сюжетных поворотов, потрясающий знаток человеческих душ, эксперт самых хитроумных полицейских уловок и даже… тонкий ценитель экзотической кухни. Пожалуй, набора этих достоинств с лихвой хватило бы на добрый десяток авторов детективных историй. Но самое поразительное заключается в том, что все эти качества характеризуют одного замечательного писателя. Первые же страницы знаменитого романа «Кто останется жив – будет смеяться» послужат пропуском в мир, полный невероятных приключений и страшных тайн, – мир книг Джеймса Хедли Чейза, в котором никому еще не было скучно.


Глава 1

 Я понимаю, что сегодняшний кошмар начался четыре года назад. Именно тогда произошли на первый взгляд незначительные события, которые привели к ужасным результатам: двум убийствам и одному самоубийству.

 Четыре года назад я работал за мизерное жалованье мастером по ремонту электронных машин.

 Мой отец, бухгалтер этой лавочки, устроил меня туда. Когда я окончил школу, он убедил меня поступить в наш городской университет и получить диплом инженера-электронщика. Когда я еще учился в школе, отец предложил мне также научиться играть в гольф.

 – Ты пойми, Ларри, большинство дел совершается на площадках для гольфа, а не в залах заседаний, – сказал он.

 Я оказался талантливым игроком в гольф. Теперь шесть дней в неделю я набивал большую сумку инструментами, шел чинить аппаратуру, а вечерами изучал электронику. Все же воскресенья посвящались игре в гольф. С тренером по гольфу я заключил соглашение: он позволял мне по воскресеньям бесплатно играть утром до восьми тридцати, а за это я присматривал за его магазином до полудня. Такое соглашение было выгодно нам обоим. Средства не позволяли мне стать членом клуба, а он, со своей стороны, мог проводить время до полудня на площадке.

 

 В то жаркое воскресное июньское утро я решил отработать один прием. Сейчас ясно: решение мне продиктовал Всевышний. Если бы я не занялся этим, то никогда бы не познакомился с Фарреллом Браннигамом и не случился бы тогда этот невероятный кошмар.

 В тот момент, когда мне удался семиметровый, я услышал, как хриплый голос произнес:

 – Отличный удар!

 Я обернулся. Рядом с площадкой стоял крупный мужчина лет шестидесяти, ростом метр восемьдесят. Весь вид его свидетельствовал о богатстве, а принадлежности для гольфа стоили немалых денег. У него было загорелое лицо, решительный подбородок, а пронзительный взгляд голубых глаз выдавал незаурядную личность.

 – Сможешь еще раз это повторить, парень?

 Я положил на землю, метрах в десяти от лунки, другой мяч, прицелился и ударил. Зная, что площадка слегка наклонная, я не сомневался: удар окажется точным. Так оно и случилось.

 – Черт возьми! Можно, я попробую?

 – Прошу вас, мистер.

 Как все плохие игроки, он начал суетливо прицеливаться, неуклюже ударил, и мяч упал в полутора метрах от лунки.

 – У меня всегда так! – воскликнул он. – Здесь какой-то секрет.

 – Да, действительно.

 – Объясните, что я делаю неправильно.

 – Прежде всего ваша клюшка коротка для вас, потом вы в момент удара смотрите в сторону, и поза ваша неустойчива.

 – Короткая клюшка? Черт возьми, я играю… – Он помолчал, потом спросил: – А какая клюшка мне нужна?

 – Немного длиннее, могу устроить вам, мистер.

 – Будьте добры.

 Я провел его к магазинчику, открыл дверь и продал клюшку соответственно росту. Затем мы вернулись, и я объяснил ему, как надо учитывать конфигурацию площадки. Ему никогда не говорили об этом. Примерно через час каждый третий удар стал ему удаваться, и он этому страшно обрадовался.

 – У меня в гольфе еще одна проблема, сынок, – сказал он. – Ты, наверное, мог бы мне помочь. Никак не получается «жук».

 – Давайте попробуем.

 Мы направились к специальному месту, и он приготовился к удару. Тогда я остановил его, исправил положение ног и посоветовал:

 – Держите ноги вот так, и все будет хорошо.

 Он ударил изо всех сил и широко улыбнулся мне.

 – Я очень рад, сынок, – сказал он. – У меня сейчас матч, и я готов, как никогда, хорошо!

 – Рад был вам помочь, сэр!

 Я взялся за свою клюшку.

 – Минутку. Как вас зовут?

 – Ларри Лукас.

 – Рад с вами познакомиться. – Он протянул мне широкую ладонь. – Фаррелл Браннигам.

 Я вздрогнул. Это имя здесь было так же хорошо известно, как имя Джералда Форда. Он был президентом Калифорнийского национального банка, который имел отделения во всех штатах Америки.

 – Это большая честь для меня, сэр! – произнес я и пожал протянутую руку. Он широко улыбнулся, очевидно удовлетворенный тем, что его имя произвело на меня такое впечатление.

 – Чем вы занимаетесь? – спросил он.

 – Я работаю в мастерской по ремонту электронного оборудования.

 – Да? – Он посмотрел на меня. – Вы знакомы с калькуляторами?

 – У меня диплом инженера по электронике.

 – Какой университет вы заканчивали?

 Я назвал.

 – Прекрасно, Ларри. Сегодня занимайтесь своими делами, а завтра к десяти часам приходите ко мне в банк.

 Он взял свои принадлежности для гольфа и покинул площадку. Именно эта минута четыре года назад оказалась переломным моментом в моей жизни. Я рассчитывал тогда, Браннигам что-то сделает для меня, а сейчас я понимаю: в ту минуту начался сегодняшний кошмар.

 

 В понедельник ровно в десять часов утра меня провели в просторный кабинет, в котором между двумя громадными окнами помещался большой письменный стол. Мистер Браннигам стоял у стола.

 – Входите, Ларри, – пригласил он. – Вчера я выиграл матч.

 – Поздравляю, сэр!

 – Это благодаря вам и клюшке, которую вы мне продали.

 Он сел за стол, жестом указал мне на кресло и спросил:

 – У вас есть какие-нибудь планы на воскресенье? Не могли бы вы сыграть со мной в гольф? Так как?

 Играть в гольф с Фарреллом Браннигамом… Я не верил своим ушам.

 – Буду очень рад, сэр.

 – Прекрасно. Моя жена любит, чтобы я приходил на завтрак. Что, если мы встретимся в восемь часов? Вы согласны?

 – Конечно, сэр.

 – Я разговаривал с вашим деканом сегодня утром. Какого черта вы тратите время, работая мастером по ремонту? По словам декана, в университете не было лучшего студента, а сейчас вы первоклассный инженер-электронщик.

 – Мой отец хотел, чтобы я работал в этой компании. Он считает: лучше быть большой рыбой в маленьком море, чем маленькой рыбкой в большом пруду. Несколько месяцев назад мой отец умер, и мне надо подумать о своем будущем. Одна фирма сделала мне предложение.

 – Сколько вам лет?

 – Двадцать семь, сэр.

 – Сколько вы зарабатываете?

 Я ответил ему.

 – В этой фирме вы не получите больше. Учитывая вашу квалификацию, вы сделали не очень завидную карьеру. Ну, неважно, теперь я займусь вами. – Он замолчал, закурил сигарету и продолжал: – Знаете что, Ларри? Мне иногда занятно сыграть роль доброго человека. Я время от времени играю ее для тех людей, которые оказывают услугу, и до сих пор я не ошибался, полагаю, что и на этот раз не ошибусь. Вы слышали о Шарновилле?

 – Да, сэр.

 Мое сердце забилось. Это был быстро развивающийся город, расположенный на полпути между нашим городом и Сан-Франциско.

 – Мы намереваемся открыть там весьма перспективный банк, ведь через несколько лет Шарновилл станет очень важным центром. Мне нужны электронные приборы, калькуляторы, причем самые современные. Не могли бы вы оборудовать этот банк всем необходимым?

 – Да, сэр, – ответил я, стараясь говорить твердо. – Мог бы.

 Он кивнул.

 – Попробуйте свои силы и составьте проект по обеспечению безопасности банка. У вас есть время. Банк откроется месяцев через шесть. Даю вам три недели сроку на разработку проекта и составление сметы. Если представленная работа нас не удовлетворит, я обращусь к кому-нибудь другому. Как вы на это смотрите?

 – Согласен, сэр.

 Большим пальцем он нажал на кнопку, и в кабинет вошла секретарша.

 – Проводите мистера Лукаса к Биллу, – распорядился он. Потом, глядя на меня, пояснил: – Билл Диксон – мой архитектор. Вы будете работать вместе.

 Как только я поднялся, он улыбнулся и попрощался:

 – До воскресенья.

 

 Билл Диксон мне сразу же понравился. Он был невысокий, коренастый, с широкой улыбкой на веселом лице. Несмотря на седые волосы, он не казался намного старше меня.

 – Я в курсе вашей истории, – сказал он, пожимая мне руку, – вижу, Ф.Б. взялся играть роль благодетеля.

 – Да, это так.

 – Мой случай похож на ваш. Однажды шеф был вынужден остановиться на дороге. Я помог ему сменить колесо. И вот сейчас я здесь. – Он засмеялся. – Вы сделали для него кое-что, и он возвращает… Великолепный человек! – Билл поднял вверх палец. – Но никогда не забывайте одного. Если вы не будете соответствовать его представлениям о вас, если сделаете что-то не так, то все пропало.

 Затем он заговорил о банке:

 – Значит, вы поедете со мной в Шарновилл и познакомитесь с Алексом Менсоном, будущим директором банка. Вот подробный план банка. Вы должны будете установить необходимое оборудование. Менсон скажет, что нужно. Хотите поехать туда завтра?

 

 Вернувшись домой, я принялся изучать план. Дело оказалось серьезное. Это был крупный, солидный банк в три этажа и с залом для сейфов под землей.

 «Вот мой шанс», – подумал я и вспомнил отца. Большая рыба в маленьком море или маленькая – в большом пруду. А почему бы и не стать большой рыбой в большом пруду? Я принял решение. Сейчас я располагал пятью тысячами долларов. Этого было достаточно, чтобы прожить несколько месяцев. Поэтому, если Браннигаму не понравится мой проект, я найду другую работу.

 Я позвонил в ремонтную мастерскую и сообщил шефу о своем уходе. Что-то он мне говорил, а я не стал слушать, повесил трубку.

 

 Шарновилл действительно строился, расширялся. Повсюду виднелись строительные леса.

 Мы с Диксоном остановились в отеле, и он представил меня Алексу Менсону, будущему директору банка.

 Это был мужчина лет сорока, высокий, стройный. Он держался настороже, но мы почти сразу договорились. Судя по слегка отрешенной улыбке, было похоже, что, кроме банка, его ничего не интересовало.

 – Вам, мистер Лукас, предстоит приобрести и установить необходимое оборудование. – Он объяснил мне, что же требуется банку. – Мы хотим все самое лучшее.

 Четыре последующих дня я напряженно работал, даже не выходил из дома. У меня были все необходимые данные, а еду мне приносили в номер. К субботнему вечеру я составил смету и сформулировал предложение Браннигаму, а также обдумал действия в случае, если ему понравится мой проект.

 На следующее утро я ожидал его перед магазинчиком тренера по гольфу. Фаррелл Браннигам прибыл в роскошном «кадиллаке».

 – Привет, сынок, – поздоровался он, улыбаясь. – Похоже, денек будет отличным. – Он вытащил сумку с принадлежностями для гольфа из багажника. – Ну как, начнем?

 Браннигам стал заметно лучше играть, удары были точны. У девятой лунки он вел в счете, ведь я хотел позволить ему выиграть. Время от времени я промахивался, а к двенадцатой лунке мы были на равных. Я мог выиграть, но нарочно промахнулся, и мяч остановился в нескольких сантиметрах от лунки.

 – Кажется, я возьму верх, – сказал Браннигам, прежде чем ударить.

 Я боялся, что он промахнется, но мяч вкатился в лунку. На лице Ф.Б. появилась широкая улыбка.

 – Боже, я никогда не играл так хорошо. Пойдем выпьем по стаканчику.

 Я рассыпался в комплиментах, и он заулыбался еще шире. Удобно расположившись в кресле в углу клубного зала, он приказал подать нам пива, закурил сигарету и посмотрел на меня:

 – Ну, как дела, Ларри?

 – Судите сами, сэр, – ответил я. – Я принес вам смету и список необходимого оборудования.

 – Вы достаточно быстро справились с этим. Покажите мне.

 Я достал и протянул ему перепечатанные на машинке листки. Он быстро пробежал смету глазами, выпуская клубы дыма. Покрывшись потом, я ожидал, когда он дойдет до последней страницы, где была подведена общая сумма расходов. Но он никак не отреагировал на нее.

 – Выглядит неплохо, сынок!

 – Хочу вам сказать еще одну вещь, сэр. Я с понедельника увольняюсь из мастерской и намерен работать самостоятельно.

 Он посмотрел на меня, снова взглянул на смету и широко улыбнулся:

 – Значит, вы поставите оборудование сами и будете получать комиссионные за посредничество?

 – Точно.

 – Большая рыба в большом пруду, не так ли?

 – Когда вы сказали, что я напрасно теряю время, занимаясь ремонтом, это заставило меня задуматься.

 Браннигам рассмеялся.

 – Вижу. – Он поставил свой стакан и поднялся. – Мне пора возвращаться домой. Хорошо, Ларри, я заберу ваши бумаги. Совет директоров будет завтра, я изучу ваши предложения и доложу о них. А как мне вас найти?

 – Мой адрес и номер телефона на обратной стороне сметы.

 – Благодарю за партию в гольф. Это лучшая партия, которую я когда-либо сыграл.

 Кивнув мне на прощание, он ушел.

 

 Следующие три дня я провел дома, нетерпеливо ожидая результата. Наконец Диксон сообщил, что дан зеленый свет.

 – Вы хотите сказать, что мои предложения приняты? – спросил я, не веря своим ушам.

 – Они все одобрили, у меня письмо из дирекции. Вам предлагается закупить необходимое оборудование для банка. Приходите завтра в офис, мы все оформим. – После небольшой паузы он добавил: – Поздравляю, Ларри!

 Последующие четыре недели я работал день и ночь. Как Сезам, имя Фаррелла Браннигама открывало мне двери, все фирмы стелились передо мной, предлагая кредиты. Не возникло никаких проблем. Одна мысль радовала меня: «Когда работа будет сделана, ее хорошо оплатят».

 Когда оборудование было готово к установке, я переселился в Шарновилл. Там в современном доме я снял небольшую двухкомнатную квартиру, удобную и отлично меблированную. Вместе с Менсоном и Биллом мы работали изо всех сил.

 Однажды поздно вечером мы ужинали с Биллом.

 – Что ты знаешь об электронных системах безопасности? – спросил он.

 – Все, что можно об этом знать. Во время учебы я как раз специализировался в этой области.

 – Убежден, Ф.Б. доверит тебе разработку системы безопасности, и, если ты знаком с этим, придумай что-нибудь оригинальное. Стоимость ее не имеет значения.

 

 Я взялся за новую работу, сформулировал предложения, проконсультировался с наиболее известными экспертами в этой области, составил смету.

 На мой взгляд, мне удалось разработать систему безопасности, которая превосходила все существующие. Через пару дней Браннигам позвонил мне.

 – Билл мне передал, что у вас есть предложения, касающиеся электронной системы безопасности. Я бы хотел, чтобы вы о ней рассказали. Сыграем в гольф?

 В этот раз я не позволил ему выиграть; мы снова отправились в бар клуба, чтобы выпить по стаканчику. Там я изложил свои мысли.

 – Мистер Браннигам, – сказал я в заключение, – если вы примете мои предложения, то у вас не возникнет никаких проблем, связанных с безопасностью банка. Ваш Шарновиллский банк будет самым надежным банком в мире.

 Он внимательно посмотрел на меня, и его лицо просветлело.

 – Банк – самый надежный в мире! – воскликнул он. – Это мне нравится, черт возьми! Какой лозунг! Какая реклама! – После паузы он спросил: – Вы уверены в этом? Если мы сделаем рекламу и примем этот лозунг, ваша система окажется достойной этого?

 – Мистер Браннигам, – серьезно проговорил я, – гарантирую, банк в Шарновилле будет самым надежным и защищенным банком в мире.

 – Совет собирается завтра. Приходите, послушаем ваши предложения. Все, что вы мне сказали, выглядит неплохо, но я не очень силен в данной области.

 

 На следующий день я пришел на заседание совета и доложил десяти директорам о результатах своих разработок. Я продемонстрировал аппаратуру, объяснил принципы действия и объявил стоимость всего оборудования. Они молча выслушали меня, и, когда я закончил, Ф.Б. улыбнулся и сказал, что ответ будет дан завтра.

 

 Через три дня Диксон позвонил мне и сообщил, что все одобрено и что я могу действовать.

 – Ты произвел на них отличное впечатление, Ларри. Они были восхищены. Рекламу дадут по всему миру. Ф.Б. на седьмом небе. – Помолчав, он продолжил: – А ты осознаешь, что все это означает? Ф.Б. намеревается открыть новые филиалы. Автоматически тебе поручат снабжение оборудованием и системой безопасности. Тут предстоит много сделать, может, и мне подключиться к поставкам аппаратуры? Твои комиссионные…

 – Я сам занимаюсь этим, – прервал я.

 – Может быть, поговорим по этому поводу конкретнее, Ларри? Мы смогли бы работать вместе. У меня есть деньги.

 Мы поговорили и решили объединиться, но прежде навестить Браннигама и ввести его в курс дела. Идея ему очень понравилась. Он нас благословил и обещал посылать клиентов, что было немаловажно. Для нашего предприятия с местом расположения в Шарновилле мы придумали название «Лучшая электронная корпорация».

 Мы наняли небольшое помещение, пригласили небольшую группу первоклассных специалистов, работали напряженно дни и ночи, наконец через шесть месяцев самый надежный банк в мире был открыт для всех желающих. Журналисты из газет и телевидения всего мира освещали это событие. Президент, вертолет которого опустился на крышу банка, провел в нем около десяти минут. Ничто не вызывало опасения, и Ф.Б. и его административный совет были очень довольны.

 С этого момента Шарновилл стал развиваться еще быстрее. Мне поручили снабжение оборудованием офисов и установку систем безопасности. Диксон занимался строительством. Мы перебрались в более обширное помещение. Многочисленные промышленные фирмы открывали свои предприятия в этом городе. Имя Фаррелла Браннигама побуждало их обращаться к нам. Они говорили:

 – Что хорошо для Браннигама, будет хорошо и для нас!

 Клиенты шли к нам. Их было довольно много.

 В начале четвертого года мы устроились в шикарном офисе с пятьюдесятью служащими, то есть стали крупными рыбами в большом пруду. Я работал девять часов в день в офисе и приносил еще бумаги домой, но воскресенья оставлял для игры в гольф. Я вступил в клуб, и Браннигам каждое первое воскресенье месяца приходил туда. В другие воскресенья я без труда находил партнеров. Все члены клуба были очень обходительны со мной, и то, что я играю с Браннигамом, придавало мне вес.

 Но семена катастрофы, посеянные июньским утром четыре года назад, дали ростки. Четыре года они успешно зрели, и наконец очень жарким июньским утром плоды созрели и ожидали, чтобы их сорвали.

 

 В то воскресное утро я собирался играть в гольф, когда мне позвонил Браннигам и сообщил, что у него сломалась машина.

 – Бог знает что случилось с этим проклятым мотором, почему-то не заводится. Я позвонил в гараж, но, пока явится механик и устранит неполадку, пройдет много времени. На гольф я не успею.

 Я все-таки решил поехать в клуб и найти себе какого-нибудь партнера. Приехал я чуть позже восьми пятнадцати и спросил у тренера, не хочет ли кто-нибудь сыграть.

 – Здесь есть одна молодая дама, мистер Лукас. Она хотела бы сыграть в гольф. – Он улыбнулся. – Но будьте осторожны, она, похоже, неплохо играет.

 Так я познакомился с Глендой Марш, яркой блондинкой с громадными зелеными глазами. Я представился ей, и она произвела на меня необыкновенное впечатление своей красотой и импульсивностью.

 – Невероятно! – воскликнула она и пожала мне руку. – Я сегодня собиралась звонить вам.

 Она объяснила, что работает независимым фотожурналистом и приехала в Шарновилл делать репортаж.

 – Мне сказали, что вы кудесник в электронике, и я хотела бы кое-что пофотографировать.

 Я был польщен, узнав, что она собирается поместить этот репортаж в воскресном приложении к «Инвестьеру», наиболее серьезному экономическому еженедельнику с громадным тиражом. Я знал: завтра у меня очень загруженный день, но тем не менее сказал, что буду очень рад, если она придет в мой офис к восемнадцати часам. Она согласилась.

 Мы сыграли одну партию. Гленда оказалась прекрасным игроком, и я с трудом победил ее. Во время игры я наблюдал за ней, и чем больше я смотрел, тем больше она мне нравилась. Замечательная девушка! Я не имел склонности к приключениям с женщинами, в последние годы у меня не было на это времени. Сейчас же мне очень захотелось познакомиться поближе с Глендой.

 После игры мы шли по газону, и я сам себе задал вопрос относительно этой девушки и сам ответил: «Похоже, „руки прочь“ подходит к ней больше всего». Я предложил ей выпить по стаканчику и представить ее некоторым важным членам клуба. Она на секунду задумалась:

 – Спасибо, но в другой раз. У меня назначено свидание. Благодарю за игру, мистер Лукас. До завтра!

 Улыбнувшись, она ушла. Я смотрел ей вслед, когда она шла к своей машине.

Комментарии




Поделитесь ссылкой