3.4

Доминико

  • Фрэнк Террелл, #5
Доминико

О книге

 Бывший военный, чтобы выжить, вспоминает свое смертельное ремесло…

 Книга так же издавалась как «Хиппи на дороге», «Каменные джунгли», «Парик мертвеца».


Глава 1

 – Ты только посмотри на них! – Водитель трейлера плюнул в окно. – Я лучше подвезу прокаженного, чем кого-то из этой братии.

 Гарри Митчелл переводил взгляд с одной обочины широкого шоссе на другую, оглядывая группки хиппи, с мешками, рюкзаками, гитарами, терпеливо ждущих, пока кто-нибудь подвезет их на пару десятков миль.

 – Дрянь! – фыркнул водитель. – Люди будущего! – Он презрительно хмыкнул. – Паршивые наркоманы, готовы за порцию героина перерезать горло собственной матери.

 Гарри достал из нагрудного кармана мятую пачку сигарет и предложил водителю. Они закурили.

 – Держу пари, тебя интересует, почему я предложил поехать со мной? – Он взглянул на Гарри. – Я скажу тебе, в чем дело. Ты только что из армии. Я сразу отличаю тех, кто был там… как и я. Хотя и прошло много лет. Когда ты вернулся?

 Гарри всматривался в черную ленту асфальта, исчезающую под колесами.

 – Десять дней назад.

 – Понятно. – Водитель кивнул. – Я чувствую запах армии. Требуется время, чтобы он выветрился. Небось рад?

 – Конечно.

 – Да, – вздохнул водитель, – странная штука… армия. Находясь там, клянешь ее на все лады, а уйдя, чувствуешь себя одиноким. Я знаю. Я испытал все это, когда вернулся из Кореи…

 В тот день, проехав Дейтон Бич, Сэм Бенч остановил трейлер у придорожной закусочной, чтобы съесть сандвич и запить его кружкой пива. Он направлялся в Оранжвилл за грузом апельсинов, чтобы потом отвезти их на северо-восток. У стойки сидел высокий блондин со светло-голубыми глазами. Они разговорились, и Бенч, узнав, что тот едет на юг, предложил подвезти его. Он не мог вспомнить, когда последний раз подвозил кого-либо, но незнакомец ему понравился, и Бенч обрадовался, когда тот согласился.

 – Ты едешь в Майами? – спросил он. – Я смогу довезти тебя только до Оранжвилла. Оттуда до Майами еще сто тридцать миль.

 – Я еду в Парадиз-сити,[1] – ответил Гарри. – Вы знаете этот город?

 – Никогда там не был, но слышал предостаточно. Может, тебе лучше остановиться в Майами? Там посвободнее. А Парадиз-сити – город для богатых. Тамошняя полиция не жалует таких, как мы. Или тебе обещали работу?

 – Нет, но я что-нибудь найду. Мне говорили, что летом там нужны рабочие руки, – ответил Гарри. – Мне все равно, что делать. Лишь бы погреться на солнце и вдоволь накупаться.

 – Послушай меня, – серьезно заметил Бенч, – после того, как я высажу тебя в Оранжвилле, иди проселочными дорогами. Держись от шоссе подальше. Я понимаю, что ты можешь постоять за себя. Но если на тебя набросятся восемь или девять человек… – Он взглянул на новенький рюкзак Гарри. – Вдруг им понравится твой рюкзак. Или часы. Если эти подонки чего-то хотят, они добиваются своего.

 – Я это запомню, – нетерпеливо ответил Гарри.

 Тяжелая рука Бенча опустилась на его колено.

 – Даже лев не связывается со стаей шакалов. Я боюсь этого шоссе и с ужасом думаю, что случится, если у меня сломается машина. Я побывал во многих переделках, но при мысли о заглохшем двигателе или спустившем колесе у меня холодеет внутри. Эти мерзавцы набросятся на меня, как белые муравьи, и я ничего не смогу сделать.

 Гарри резко повернулся к водителю.

 – Неужели все так плохо?

 – Да, – кивнул Бенч. – У моего приятеля полетела ось в двадцати милях от Оранжвилла. Он вез апельсины. Полицейские нашли его со сломанной ногой, переломами трех ребер и разбитой физиономией. А апельсины валялись по всей дороге. Они раздели его и взяли все деньги. Потом он провел в больнице шесть недель и продал трейлер. Теперь он механик в гараже. Я повторяю: держись от шоссе подальше. – Он показал головой: – Смотри, вон они. – И прибавил скорость.

 Пятеро юношей с грязными, до плеч, волосами, в засаленных джинсах и рубахах, замахали руками при виде приближающегося трейлера. Когда они поняли, что поездки не предвидится, один из них выскочил на дорогу. Гарри напрягся в ожидании неминуемого столкновения, но Бенч искусно вывернул руль. Мелькнуло бледное, осунувшееся лицо, блестящие глаза с неестественно большими зрачками, послышались истошные крики, булыжник шмякнулся о крышу и упал на асфальт.

 – Видишь? Эта маленькая дрянь пропиталась героином. Он даже не понял, к чему это могло привести. – Бенч плюнул в окно. – Если бы навстречу шла машина, я бы в нее врезался.

 – Разве полиция не патрулирует шоссе?

 – Ну и что? Это свободная страна. Каждый имеет право идти по обочине.

 Лицо Бенча исказилось гримасой.

 – Стоит патрульной машине скрыться из виду – и они вновь принимаются за старое.

 – Парадиз-сити примерно в ста милях от Майами? – Гарри сменил тему разговора.

 – Да, то есть в двухстах тридцати от Оранжвилла. Иди проселочными дорогами. Я дам тебе карту…

 Еще через час Бенч свернул с шоссе и остановил трейлер.

 – Тебе сюда. – Он указал на узкую, пыльную дорогу, вьющуюся среди зеленых полей. – Путь длиннее, но, возможно, тебя подвезут. Фермеры часто ездят по этой дороге. Но все равно будь осторожен и смотри в оба. Опасность может подстерегать тебя в самом неожиданном месте. – Бенч протянул Гарри карту и индейскую дубинку. – Бери. У меня есть такая же. Она может тебе понадобиться.

 – Благодарю, но я обойдусь, – отказался Гарри.

 – Бери, – настаивал Бенч. – Откуда ты знаешь, что тебя ждет. – Он сунул дубинку в руку Гарри. – Ну, счастливо… Загорай и развлекайся.

 Мужчины пожали друг другу руки.

 – Спасибо, что подвезли меня. Я постараюсь найти вас, когда буду возвращаться. Месяца через два. – Гарри спрыгнул на землю, положил дубинку в рюкзак и забросил его за плечо.

 – Конечно. – Бенч улыбнулся. – Я бываю здесь по понедельникам и четвергам, спроси в Оранжвилле Сэма Бенча, и любой скажет, где меня найти. Я с удовольствием довезу тебя до Нью-Йорка.

 Когда трейлер тронулся с места, Гарри прощально махнул рукой и быстрым пружинистым шагом двинулся по пустынной дороге. Пройдя пять жарких миль, он свернул к эвкалиптовой роще, сел под деревом и закурил. Согласно карте Бенча, дорога через десять миль раздваивалась. Левая ветвь вновь выходила на шоссе, правая – вела в городок Литл-Оранжвилл, и далее, через лес – в Йеллоу Акрс. Гарри решил, что остановится там на ночлег.

 Около часа дня он снова свернул с дороги, чтобы перекусить. Съев яйцо и сандвич и запив их теплой кока-колой, он уже собрался в путь, как увидел приближающуюся машину.

 Заметив Гарри, водитель увеличил скорость и лишь в самый последний момент нажал на тормоз. Открылись дверцы, и из кабины вылезли двое полицейских. Один из них, ростом выше шести футов, с красным мясистым лицом и маленькими глазками, подошел к Гарри, другой, помоложе, такой же высокий и краснолицый, остался у машины, поглаживая рукоятку пистолета.

 – Кто ты и что здесь делаешь? – рявкнул подошедший полицейский с сержантскими нашивками на рукаве.

 – Гуляю.

 – Да? – Взгляд сержанта скользнул по чистой рубашке Гарри, брюкам с безупречными стрелками, новым, хотя и запылившимся туристским ботинкам.

 – Как тебя зовут?

 – Гарри Митчелл.

 – Откуда ты?

 – Из Нью-Йорка.

 – Документы.

 Гарри достал из нагрудного кармана демобилизационное удостоверение, водительские права и паспорт и протянул полицейскому. Сержант просмотрел их и взглянул на Гарри.

 – Только что вернулся? Десантник?

 Неожиданно он дружески улыбнулся: – Держу пари, ты там поразвлекался, а?

 – Я бы этого не сказал, – хмуро ответил Гарри. Он не хотел вспоминать о бессмысленно потраченных годах.

 – Куда идешь?

 – Парадиз-сити.

 – Хорошенькое местечко. А почему пешком? Из любви к природе или из-за отсутствия денег?

 Бесконечные вопросы начали надоедать Гарри.

 – А какое вам до этого дело, сержант? – огрызнулся он.

 – Мы возвращаем назад всех тех, кто идет на юг без денег, – ответил полицейский.

 – У меня есть двести десять долларов, – улыбнулся Гарри. – И мне нравится ходить пешком.

 Сержант кивнул.

 – В Парадиз-сити тебя ждет работа?

 – Нет, но я что-нибудь найду. Я не собираюсь оставаться там больше двух месяцев. Работа ждет меня в Нью-Йорке.

 Сержант снова кивнул.

 – Ты, возможно, мне не веришь, но этот район не менее опасен, чем джунгли.

 Гарри пожал плечами.

 – Вы так думаете? Но ведь вы не были в джунглях, а я иду по этим дорогам уже второй день и не заметил ничего особенного. Мне кажется, вы сильно преувеличиваете. Честно говоря, я очень сомневаюсь в справедливости ваших слов.

 Сержант вздохнул.

 – Пару часов назад пятеро подростков – четыре юноши и девушка – зашли на ферму в шести милях отсюда. Они взяли трех цыплят и транзисторный приемник. На ферме было четверо взрослых мужчин. Они видели, как подростки свернули головы цыплятам, а девушка, зайдя в дом, вынесла оттуда приемник. Ни один из них не пошевельнул и пальцем. Они дождались, пока подростки уйдут, а потом позвонили нам. Я сказал, что они поступили правильно, не тронув этих подонков. Если я поймаю их, то буду говорить с ними с пистолетом в руке. Иначе они не поймут, о чем идет речь. Я ничего не преувеличиваю.

 Голубые глаза Гарри сверкнули.

 – Что же случилось с этой страной, пока меня не было? – спросил он то ли полицейского, то ли себя. – Почему взрослые мужчины боятся каких-то сопляков?

 Сержант покачал головой.

 – За три года многое изменилось. Наркотики. Ты не представляешь, что эти типы могут сделать, накурившись гашиша, или после укола героина. А местные жители многое испытали на себе. Никому не хочется оказаться в больнице. Запомни это, десантник. Держись подальше от этой швали и не пытайся совершить что-нибудь героическое. Иначе испортишь себе весь отпуск. Ты же не хочешь провести пару месяцев на больничной койке, не так ли? – Он повернулся к напарнику: – О'кей, Джексон, поехали.

 Кивнув Гарри, сержант залез в кабину.

 Гарри задумчиво посмотрел вслед патрульной машине, пожал плечами, подхватил рюкзак и зашагал по узкой пыльной дороге.

 

 Ярко-красные неоновые буквы ВКУСНАЯ ЕДА, светящиеся в небе над главной улицей Йеллоу Акрс, сразу приковывали внимание. Ниже располагалось небольшое квадратное здание с зашторенными окнами и верандой со столиками, единственный в городке ресторан-бар Тони Морелли, веселого толстяка-итальянца.

 Лет двадцать назад Морелли случайно оказался в Йеллоу Акрс, огляделся и понял, что маленькому фермерскому городку не хватает ресторана. Так как он умел готовить вкусную и дешевую еду и к тому же с удовольствием выслушивал любой рассказ о горести или радости местных жителей, его заведение процветало. Когда умерла жена Морелли, на похороны явился весь город. Тони понял, что его действительно любят. Сочувствие горожан помогло Морелли перенести утрату. Мария, его дочь, заменила мать, взяв на себя обслуживание посетителей, а он по-прежнему оставался на кухне, у плиты.

 С одиннадцати утра до трех часов дня жизнь в ресторане била ключом. Фермеры, приезжавшие в Йеллоу Акрс, непременно заходили к Морелли, чтобы пропустить стаканчик виски или отведать знаменитых спагетти. Около восьми вечера ресторан пустел. Местные жители предпочитали ужинать дома, сидя у телевизора, но Морелли не закрывал свое заведение. Он любил компанию, и если какой-то голодный турист или водитель трейлера заглядывал в ресторан, его ждал радушный прием.

 Гарри Митчелл пришел в Йеллоу Акрс в половине девятого. Он немного устал, проголодался и мечтал о холодном пиве. Яркая неоновая вывеска заставила его ускорить шаг. Взбежав по ступенькам, он открыл дверь, вошел в зал и огляделся.

 Ровные ряды столиков, каждый сервированный на четверых, на потолке – медленно вращающийся вентилятор, справа – бар и большое длинное зеркало. Пухлая девушка с белоснежной кожей и черными волосами сидела за стойкой и читала газету. Подняв голову, она увидела Гарри и ослепительно улыбнулась.

 – Добро пожаловать в Йеллоу Акрс. По-моему, вы не прочь чего-нибудь выпить.

 – Это точно. – Гарри опустил рюкзак на пол. – Пожалуйста, пива, похолоднее и побольше.

 Девушка достала из холодильника сразу запотевшую бутылку, открыла ее, налила кружку и пододвинула к Гарри.

 Тот поднял кружку и взглянул на девушку.

 – За свет в ваших глазах и солнце в вашей улыбке. – И осушил кружку до дна.

 Никто не говорил Марии таких слов, и от удовольствия она слегка покраснела.

 – Благодарю.

 Гарри поставил кружку и глубоко вздохнул.

 – Отличное пиво. И, главное, вовремя. Могу я выпить еще и, если не поздно, что-нибудь съесть?

 Мария рассмеялась и вновь наполнила кружку.

 – Здесь вас всегда накормят. Как насчет спагетти, свиной отбивной с жареной картошкой и яблочного пирога?

 Брови Гарри поползли вверх. Он в лучшем случае рассчитывал на сандвич.

 – Вы хотите сказать, что мне предложат такую еду?

 Мария подошла к небольшому люку в стене.

 – Папа, у нас голодный гость.

 В люке показалось полное, блестящее от пота лицо Морелли. Он взглянул на Гарри и одобрительно кивнул.

 – Спагетти уже готовы. Десять минут на отбивную. Поджарить ее с луком?

 Рот Гарри наполнился слюной. Он молча кивнул, и голова Морелли исчезла.

 – Присядьте, – предложила Мария. – Пиво возьмите с собой.

 Гарри наклонился, взял рюкзак, кружку с пивом, отошел к столику и сел.

 – Так у вас всегда или только сегодня? – спросил он, кивнув на пустой зал.

 – Почти всегда. К нам в основном приходят на ленч, но мы не закрываем ресторан до позднего вечера. Вы издалека?

 – Нью-Йорк. У вас тут очень уютно. Я не ожидал ничего подобного. А вы не подскажете, где можно переночевать?

 Мария улыбнулась. Незнакомец напоминал ей кого-то из кинозвезд. Ну конечно, Пола Ньюмена. Те же светло-голубые глаза, такая же прическа.

 – У нас есть комната. Три доллара – и вас накормят завтраком.

 – Договорились, – кивнул Гарри.

 В люке появилась большая миска, доверху наполненная дымящимися спагетти, обильно политыми томатным соусом. Мария поставила миску перед Гарри, чтобы нарезать хлеб.

 – Еду готовит ваш отец? – спросил Гарри.

 – Да.

 Мария принесла хлеб. Она была не в силах оторвать глаз от Гарри: таких красивых, высоких мужчин видела только в кино. – Папа живет здесь уже двадцать лет. Я родилась в этом городе.

 – Вам тут нравится? – Гарри отправил в рот первую порцию спагетти.

 Из кухни донесся дразнящий запах жарящегося лука.

 – Да, – ответила Мария. – По вечерам, конечно, скучновато, ни я, ни папа не пристрастились к телевизору. Но днем очень весело.

 – Никогда не пробовал таких вкусных спагетти, – заметил Гарри.

 – Кушайте на здоровье. – Мария отошла к стойке и передала отцу слова симпатичного незнакомца.

 Не успел Гарри покончить со спагетти, как на столе появилась свиная отбивная с горкой жареного лука и картофеля.

 – Кушайте на здоровье, – повторила Мария и унесла грязную миску на кухню.

 Отбивная оказалась не менее вкусной, чем спагетти, и буквально таяла во рту. На тарелке осталось два или три кусочка, когда с улицы донеслись чьи-то торопливые шаги. Гарри положил вилку на стол.

 Через мгновение дверь ресторана распахнулась. На пороге, тяжело дыша, стоял молодой человек лет двадцати шести, чуть ниже среднего роста, с темными волосами и загорелым лицом. Из глубокого пореза над правым глазом текла кровь, на скуле светился свежий синяк, рубашка была порвана, а белые брюки испачканы в грязи. В левой руке он держал гитару, на плече висела сумка.

 Он озирался по сторонам, как загнанный зверь. Заметив Гарри, беглец дрожащим пальцем указал на темную улицу.

 – Они гонятся за мной. Где мне спрятаться?

 Неподдельный ужас в его глазах заставил Гарри подняться на ноги.

 – Спрячьтесь за стойку и оставайтесь там, – сказал он.

 Молодой человек обошел бар и присел на корточки. Гарри опустился на стул, пододвинул к себе рюкзак и достал дубинку, подаренную ему Сэмом Бенчем. В этот момент из кухни появилась Мария и испуганно вскрикнула, увидев незнакомца, скрючившегося за стойкой.

 – Все в порядке, – успокоил ее Гарри. – Возвращайтесь на кухню. Я все улажу.

 Заметив кровь на лице незнакомого человека и его порванную рубашку, Мария поспешно последовала совету Гарри.

 Они вошли один за другим, четыре юноши и девушка с транзистором в руке. Гарри вспомнил слова сержанта полиции и догадался, что именно они украли трех цыплят и радиоприемник. Он зажал дубинку между колен и положил руки на стол, по обе стороны тарелки.

 Юноши походили друг на друга, как близнецы. Возрастом не старше двадцати лет, с грязными свалявшимися волосами, с редкими, едва пробившимися бороденками. Девушке, маленькой, хрупкой, со злобным лицом, было лет шестнадцать.

 – Он вбежал сюда, Чак! – крикнул один из них. – Я его видел.

 Чак, судя по всему их главарь, оглядел ресторан, и наконец его узкие блестящие глазки остановились на Гарри. Тот, не мигая, смотрел на всю банду. Чак переступил с ноги на ногу. В глазах сидящего за столом мужчины он не замечал признаков страха. Чак к этому не привык.

 – Эй, ты видел парня с гитарой? – спросил он.

 Гарри молчал.

 – Ты что, оглох?

 – Я тебя слышу, – спокойно ответил Гарри. – Убирайся отсюда, да поживей. От вас плохо пахнет.

 Чак побледнел от ярости.

 – Никто не говорит так со мной, – прошипел он. Я…

 – Заткнись, – оборвал его Гарри. – И попроси мамочку искупать тебя.

 – О'кей, – пальцы Чака сжались в кулаки. – Ты сам этого добился. Сейчас мы разнесем этот сарай, а потом примемся за тебя.

 – Я бы этого не делал. – Гарри отодвинулся от стола на пару дюймов. – Тогда мне придется тебя наказать, а я не люблю бить маленьких мальчиков.

 Чак схватил ближайший столик за угол и перевернул его. Стаканы и тарелки покатились на пол и разбились.

 – Ломайте! – взревел Чак. – Все ломайте!

 Не успел он закрыть рот, как Гарри уже выскользнул из-за стола. В следующее мгновение дубинка опустилась на правое предплечье Чака. Как сухое дерево, треснула кость. Чак упал на колени, вопя от боли. Гарри взглянул на остальных. Под его взглядом те попятились назад.

 – Вон отсюда! – приказал Гарри. – Вон… Быстро!

 Подростки не двинулись с места. Гарри шагнул вперед, и дубинка обрушилась на плечо другого юноши. Тот взвыл.

 – Вон! – прорычал Гарри.

 Девушка плюнула в Гарри, повернулась и выбежала на улицу, за ней – двое юношей помоложе и третий, потиравший ушибленное плечо. Гарри повернулся к всхлипывающему Чаку, все еще стоящему на коленях.

 – Вон! – крикнул он. – Быстро!

 Отпрянув от Гарри, Чак поднялся на ноги и поплелся к двери. Гарри вышел вслед за ним. Трое юношей и девушка бежали по улице. Никто из них не остановился, чтобы помочь Чаку.

 Гарри закрыл дверь и, подойдя к бару, взглянул на спрятавшегося там беглеца.

 – Они ушли. Думаю, вам надо что-нибудь выпить.

 Тот поднялся на ноги. Он все еще дрожал.

 – Я… Они убили бы меня, если б нашли. – Он облокотился на стойку.

 – Успокойтесь.

 Чтобы дать ему время прийти в себя, Гарри пошел к перевернутому столику и поставил его на место.

 Из кухни появились Тони Морелли и Мария.

 – Извините за беспорядок. – Гарри взглянул на девушку. – Я должен был вышвырнуть их до того, как они разбили посуду.

 – Вы просто чудо! Я все видела. – Мария смотрела на него с обожанием. – Если бы не вы, тут не осталось бы камня на камне.

 Гарри улыбнулся.

 – Позаботьтесь, пожалуйста, о нашем приятеле. А то он истечет кровью.

 Мария осмотрела порез, кивнула и убежала на кухню.

 Морелли схватил руку Гарри и крепко ее пожал.

 – Вы молодец! Все тут боятся этих подонков. Нам нужны такие парни, как вы.

 Гарри смутился.

 – Давайте выпьем, – предложил он и взглянул на незнакомца с гитарой. – Как насчет виски?

 – Я – Рэнди Роуч. – Незнакомец протянул руку. – Да, я не откажусь от рюмочки.

 – Гарри Митчелл. – Гарри пожал протянутую руку. – Налейте нам шотландского, – попросил он Морелли.

 Просияв, итальянец зашел за стойку и наполнил рюмки.

 Вернулась Мария с кастрюлькой теплой воды, полотенцем и пластырем. Она быстро остановила кровотечение и заклеила рану. Рэнди поблагодарил ее, взял рюмку и повернулся к Гарри.

 – Спасибо. Им понравилась моя гитара. Я столкнулся с ними в миле от города. Мне удалось вырваться. Я бегаю чуть быстрее их, но, если бы не вы, я остался бы и без гитары и без работы.

 Гарри отпил виски.

 – Куда вы идете?

 – Парадиз-сити. А вы?

 – И я туда же. – Гарри взглянул на Рэнди: – Вы еще не ужинали? Тут прекрасно кормят.

 Рэнди заказал спагетти и отбивную. Мужчины прошли к столику Гарри, а Морелли устремился на кухню.

 – Мы можем пойти вместе. – Рэнди с надеждой взглянул на Гарри. – Вдвоем безопаснее.

 – Конечно, – ответил тот.

 Мария принесла спагетти и большой кусок яблочного пирога.

 – Папа сказал, что все за счет ресторана. – Она поставила тарелки на стол. – И комната тоже.

 – Но… послушайте, – хотел возразить Гарри, но Мария упрямо покачала головой: – Как папа сказал, так и будет, – и ушла на кухню.

 Гарри взглянул на Рэнди и пожал плечами.

 – Славные люди… Я мог бы и заплатить.

 – Вы спасли их ресторан. Эти подростки – наркоманы. Если я смогу оказать вам услугу – только скажите. Даже не представляю, что бы я делал без гитары. Я зарабатываю ею на жизнь. – Он начал есть. – В Парадиз-сити меня ждет работа в отличном ресторане. У меня это будет уже третий сезон. Какие спагетти!

 Гарри кивнул.

 – И пирог не хуже. Когда вы должны начать?

 – Как только доберусь туда. – Рэнди помолчал. – А вы ищете работу?

 – Да. Я смогу там что-нибудь найти? Я не слишком привередлив.

 Рэнди задумчиво посмотрел на него.

 – Я могу познакомить вас с Соло. Это владелец ресторана. Во время сезона ему нужны люди. Вы умеете плавать?

 – Плавать? – Гарри усмехнулся. – Если я что-то умею, так это плавать. Я получил бронзовую медаль на чемпионате Штатов по вольному стилю и прыжкам в воду.

 Рэнди рассмеялся и хлопнул Гарри по плечу.

 – Ну, тогда работа у вас в кармане. Каждый год Соло нужен спасатель, который к тому же должен следить за чистотой на пляже. И еще уметь плавать. Обычно тот, кто умеет плавать, не хочет убирать мусор, а тот, кто готов убирать мусор, не умеет плавать. – Рэнди улыбнулся. – Подойдет вам такая работа? Соло платит мало, но хорошо кормит.

 – Меня это устроит, но, может, место уже занято?

 – Держу пари, что нет. Сезон начинается на следующей неделе. Соло не расстанется с лишним центом. Он будет тянуть до последнего дня.

 – А что вы там делаете?

 – Я помогаю в баре и пою: дважды – в обед и один раз – во время ленча. Это дорогой ресторан. Туда приезжают на «кадиллаках» и «мерседесах».

 – Это хорошо. – Гарри доел пирог, удовлетворенно вздохнул, откинулся на спинку стула и закурил. – Сколько потребуется времени, чтобы добраться туда?

 – Все зависит от того, удастся ли нам поймать попутную машину или нет. Я предпочитаю ходить ночью. Так безопаснее. Если нас никто не подвезет – три, максимум четыре дня.

 – Ну, я не тороплюсь, – ответил Гарри. – Действительно, ночью идти лучше. Не так жарко.

 – Это точно. Послушайте, давайте тут отдохнем и выйдем завтра, часиков в семь вечера?

 Гарри согласно кивнул и, встав из-за стола, направился к Марии, мывшей стаканы за стойкой.

 – Мы хотим уйти завтра вечером. Вы не будете возражать?

 – После того, что вы для нас сделали, – серьезно ответила Мария, – можно было бы и не спрашивать. Если вы хотите принять ванну – есть горячая вода… Если что-то еще – только скажите.

 – От ванны я не откажусь.

 – Я пойду наверх и постелю постель. Вы хотите помыться прямо сейчас?

 – Почему бы и нет? Я пойду с вами.

 Он подошел к Рэнди и сказал, что примет ванну и ляжет спать. Они договорились встретиться в десять утра.

 После ухода Гарри Рэнди доел отбивную и задумался. «А вдруг Соло не захочет нанять этого парня? Мало ли что взбредет ему в голову. Сначала надо проверить».

 Он встал, подошел к телефону-автомату, бросил в щель несколько монет и позвонил в ресторан Соло. Трубку снял Джо, негр-бармен, и сказал, что хозяина нет.

 – У меня очень важное дело, – настаивал Рэнди. – Где мне его найти?

 Джо продиктовал номер.

 На этот раз Рэнди ответил густой бас Соло:

 – Слушаю… Кто это?

 – Рэнди Роуч. Помните меня? Я еду к вам. И не один. Я нашел спасателя на пляж… Чемпион по плаванию…

Комментарии




Поделитесь ссылкой