4

Это серьезно

  • Марк Гирланд, #1
Это серьезно

О книге

 Некая мадам Фишу готова выдать ЦРУ вражеского агента Роберта Кейри. Заинтересованный этим финансовый воротила Радниц перехватывает цэрэушника Гирланда и предлагает ему сделку – за 50000 долларов тот должен найти Кейри, вытянуть из него всю информацию, забрать документы и убить. Гирланд соглашается. Он хочет взять у магната деньги, спасти Кейри и не потерять при этом собственную жизнь. Но как выполнить задуманное он пока не знает…

 Книга так же издавалась как «Сенегальская петля», «Это не обман».


Глава 1

 В дальнем углу бара «Криллсн» в Париже, подальше от собравшихся у стойки журналистов, сидели два американца.

 Один из них, пожилой с заостренным птичьим лицом, был в безукоризненно отутюженном костюме. Он также носил очки без оправы. Его звали Джон Дори.

 Сидящий с ним, Гарри Росленд, был крупным располневшим человеком. На вид ему было около пятидесяти. На нем был мешковатый костюм из шотландского твида, на ногах были грубые ботинки, которые давно не видели чистки. Росленд жил в Париже так давно, что знал его как свои пять пальцев. Он вел незаметный образ жизни, перебиваясь статейками о модернистском искусстве, с репутацией безобидного лгунишки.

 Разговор шел шепотом. Росленд потягивал виски со льдом. Дори пил томатный сок. По выражению их лиц невозможно было определить, сколь серьезен или тривиален их разговор.

 – Итак, – сказал Дори. – Может быть, в этом что-то и есть, а может быть, это и обман. Я хочу, чтобы ты занялся этим… Пока я не буду твердо знать, что у нее есть что-то важное для нас – не будем считать это серьезным.

 Росленд подбросил в свой стакан два кубика льда и сказал:

 – Лично я этим заниматься не стану, но у меня есть один человек, который займется этим, если хотите. Ему нужно будет заплатить тридцать баксов.

 – Это не стоит и тридцати долларов, – резко возразил Дори.

 Он всегда тяжело расставался с деньгами.

 – Все, что от него требуется, это встретиться с ней и выяснить, что у нее есть для нас. Если это окажется важным, тогда я, пожалуй, заплачу.

 Подошел официант и Росленд указал ему на пустой стакан. Он знал, что Дори заплатит и потому решил пропустить еще стаканчик. Пока официант принес новую порцию виски со льдом, оба молчали.

 Затем Росленд сказал:

 – Итак, или тридцать баксов или ничего. Здесь может быть скрыта какая-нибудь ловушка… С этим тоже надо считаться. Когда-то Уорли может надоесть, что вы хотите решать все сами, вместо того, чтобы уведомить его.

 За этой женщиной может стоять он сам. Возможно, он и ставит эту ловушку, чтобы прищемить вам хвост.

 Дори и сам уже подумал об этом, но все-таки сомневался, что Уорли пойдет на это.

 – Ладно, – сказал он. – Пусть будет тридцать. Об Уорли не беспокойся. Он слишком занят на своей новой работе, чтобы вмешиваться в мои дела. – Он немного помолчал, а затем добавил. – Но я хочу настоящей работы, Гарри. Если у этой женщины есть что-нибудь стоящее, в чем я сомневаюсь, то она может предложить свои услуги кому-нибудь еще.

 Росленд ухмыльнулся. Он знал, что Дори всегда учитывал возможность вмешательства русских.

 – Платите деньги, Дори, и вы будете довольны.

 Дори изучающе смотрел в лицо собеседника.

 – Я иногда думаю, Гарри, понимаешь ли ты важность и ответственность работы, которую ты для меня делаешь?

 Росленд улыбнулся.

 – Кажется, я вас никогда не подводил, не так ли?

 – Да, но всему бывает начало.

 – Не волнуйтесь. Один мой человек встретится с этой женщиной, и я к вам тотчас приду.

 – Кто будет этот человек? – бесцветные глаза Дори впились в лицо Росленда.

 – Зачем вам это знать, если все идет как надо, – сказал Росленд, опустив свой стакан.

 Дори позвал бармена и уплатил по счету.

 Потом оба поднялись и вышли на улицу. Дори незаметно передал Росленду пачку смятых банкнот. Росленд помедлил, наблюдая, как Дори быстрыми шагами направился в сторону американского посольства, затем свернул вправо и зашагал по Рю Сен-Гокар. Мурлыча что-то себе под нос, он время от времени поглаживал деньги в кармане. На перекрестке, ведущем к Пласс Вандом, ему пришлось переждать поток автомобилей. Наконец, появился зеленый свет, и он пересек улицу, направляясь к входу в бар отеля «Нормандия».

 Войдя, он пожал руку бармену, которого знал уже много лет.

 Заказав двойную порцию виски со льдом, он пересек зал, направляясь к телефонной будке. Потом, набрав нужный номер и придерживая трубку плечом и головой, он достал пачку сигарет, вынул одну и закурил. Наконец, в трубке раздался мужской голос.

 – Гирланд? Это Гарри.

 – Вот тебя мне только и не хватало! Послушай, Гарри, я сейчас занят.

 Позвони мне через пару часов.

 Росленд усмехнулся. Он знал, чем был занят Гирланд.

 – Проходишь мимо своего счастья, дружок. Отправь эту девочку домой, если он у нее есть.

 Росленд услышал, как Гирланд обругал его шепотом, и зло усмехнулся.

 – Ради Бога, дай хоть часок, – взмолился Гирланд.

 – Встретимся через пятнадцать минут у входа в метро Одсси, – твердо сказал Росленд и повесил трубку.

 Затем он вышел из будки и направился к своему столику. Подойдя к нему, он быстрым взглядом окинул бар. В баре было немноголюдно… Всего три-четыре парочки сидели, разговаривая между собой. Потом его взгляд задержался на молодом человеке, читавшем газету. Перед ним стоял еще нетронутый стакан с перно. Росленд тотчас отвернулся, но ни одно движение не ускользнуло от внимания молодого человека, хотя и не отразилось на его лице. Молодому человеку было лет двадцать, на нем был потертый темный плащ. Его коротко остриженные волосы были темного цвета, а бородка делала его еще моложе, под глазами у него были темные круги, лицо было болезненным и желтоватым.

 Росленд сразу насторожился. Он допил свое виски и, нагнувшись, спросил подошедшего бармена:

 – Вот тот парнишка в углу – он уже давно здесь?

 – Зашел следом за вами, мистер Росленд.

 Росленд затянулся сигаретой. Многолетний опыт сделал его подозрительным к людям, и этот парень его насторожил. Расплатившись с барменом, и пожав ему руку, он вышел в коридор. Выйдя через главный вход и переждав на тротуаре три проскочившие мимо машины, он пересек улицу, направляясь к станции метро Пелис Ройял. На следующем перекрестке ему еще раз пришлось обождать.

 Воспользовавшись этим, он вынул из кармана маленькое зеркальце. Придерживая его незаметно в руке, он увидел в нем отражение того самого юнца из бара.

 Тот тоже на предыдущем перекрестке пережидал поток транспорта.

 Росленд опустил зеркальце в карман и задумался.

 Дори предупредил его, что все это могло быть обманом, он также предупреждал его, что и другие люди могут скрываться за этим делом. Может быть этот юнец с бородкой ничего и не значил, но опыт Росленда подсказывал ему, что рисковать нельзя. Он пересек улицу и спустился по ступенькам в метро. Ему следовало сделать пересадку, чтобы добраться до станции Одеси.

 Поезд пришлось подождать пару минут. Росленд вошел в вагон, испытывая соблазн оглядеть его. На станции Шатле он дождался, пока двери не начали закрываться, затем с силой раздвинул их, и выскочил на платформу. В соседнем вагоне он мельком заметил своего бородатого преследователя и помахал ему рукой…

 Марк Гирланд бросил трубку на рычаг, разразившись проклятиями в адрес Росленда. У него была Тесса – блондинка двадцати четырех лет, с красиво очерченным ртом и носом, овальным лицом и большими голубыми глазами. Носила она зеленый свитер, поперек которого красовалась надпись «Нью-Йорк-Геральд-Трибюн».

 Черные шерстяные брючки, плотно прилегающие к бедрам, мягко подчеркивали стройные длинные ноги.

 Гирланд встретил ее на улице, где она продавала газеты, и сраженный голубыми глазами и узкими точеными ножками, конечно, не мог пройти мимо, стал расточать перед ней свои чары, а это у него всегда получалось. Оба они были американцы, и лед быстро тронулся.

 Пригласив ее в бистро, он почувствовал возбуждение. Когда он расплатился за напитки, он сказал особым своим тоном:

 – Очень жаль, что приходится расстаться. Может быть, зайдем ко мне? Можно было бы приятно провести вечер. Затем, если нам обоим это подойдет, а я думаю, что вы не разочаруетесь, то можно остаться и на всю ночь.

 Девушка рассмеялась, он с удовольствием заметил, что она не смутилась.

 – Да, скромным вас не назовешь, – сказала она. – Я могу к вам зайти. Но предупреждаю, что дальше этого дело не пойдет, – она окинула его изучающим взглядом, а затем уже менее решительно добавила. – По крайней мере, сейчас мне так кажется.

 Он поднялся с ней в свою однокомнатную квартиру на пятом этаже на Рю де Сакс. Она шла впереди, а он, следуя за ней, подумал, что уже давно не встречал таких роскошных ягодиц. В большой комнате, куда они вошли, было два больших окна, с видом на крыши соседних домов.

 В комнате были только необходимые вещи и никакого комфорта: двухспальная кровать, два стула у стола, со следами червоточин, а в дальнем углу под окном красовалась раковина для мытья посуды. У другой стены стоял радиоприемник и проигрыватель, а меблировку завершал гардероб и книжная полка, уставленная английскими и французскими книгами.

 Пока девушка иронически разглядывала комнату, Гирланд прикрыл дверь и прислонился к ней.

 – Очень мило, – сказала девушка. – Я живу в настоящей конуре, а у вас так просторно. И везет же людям.

 Гирланд подошел к ней и обнял ее за бедра. Улыбаясь, они изучали друг друга. Он крепко обнял ее, прижимая к себе. Их губы жадно встретились, а в таком положении они замерли на некоторое время, затем она оттолкнула его и села на стул.

 – Расскажи мне немного о себе, – сказала она. – Чем ты занимаешься? Но прежде дай мне закурить.

 В то время, как Гирланд шарил у себя в кармане, раздался звонок Росленда.

 Когда он повесил трубку, то сказал:

 – Жаль, мне нужно уйти. Это как раз моя работа. Я не знаю, когда вернусь… Может, останешься? Чувствуй себя как дома, вот проигрыватель, там книги, в холодильнике найдешь что поесть. Мне было бы очень приятно знать, что ты здесь и ждешь меня.

 – Думаю, что мне лучше уйти, – сказала она, но не двинулась с места.

 Она смотрела на него, отметив про себя, что он красив.

 – Останься, – настаивал он. – Я не задержусь долго. Я хочу, чтобы ты осталась.

 – Хорошо, я останусь, если тебе так этого хочется.

 Удовлетворенно кивнув, он пересек комнату и открыл дверь в крошечный совмещенный санузел. Там он запер за собой дверь. Справа от душа у потолка был шкаф, он открыл его, нащупал хитро спрятанную пружинку. После того как он нажал на нее, створки задней стенки шкафчика раздвинулись. Пошарив рукой, он вытащил кожаную кобуру в которой был небольшой пистолет. Сняв пиджак, он пристегнул кобуру ремнями к плечу и вновь натянул пиджак. С удовольствием отметив, что кобура была незаметна под пиджаком, он еще раз оглядел себя в маленькое зеркало над умывальником.

 Гирланд был высоким и смуглым. У него было узкое лицо, глубоко посаженные темные глаза, плотно сжатый рот и мощный подбородок. Он выглядел немного старше своих тридцати пяти лет, так как на висках уже появилось немного седых волос. Причесав волосы, он положил расческу и вернулся в комнату.

 Тесса стояла на коленях перед книжной полкой и изучала корешки книг. Она обернулась через плечо, когда он вошел в комнату, и ласково улыбнулась ему.

 – Я вижу здесь Грэхема Грина, Чандлера, Хемингуэя… Я тоже люблю этих авторов.

 Он наклонился и поцеловал ее.

 – У нас будет еще немало общего, – сказал он, нагнувшись пониже, и при этом его рука скользнула по ее спине и ягодицам.

 Она не отстранилась, но в глазах у нее появились льдинки.

 – Ты слишком много позволяешь себе. Я не люблю, когда мужчинам кажется, что со мной так можно обращаться.

 Он отодвинулся от нее и спокойно сказал:

 – Не обижайся, малышка. Я веду очень напряженную жизнь. Я часто рискую жизнью. Раньше я обхаживал женщин очень долго, но теперь предпочитаю действовать сразу. И знаешь, это чаще приносит успех.

 Она промолчала, но затем спросила:

 – Куда же ты сейчас направляешься?

 Он улыбнулся молодой задорной улыбкой.

 – Нужно встретиться с одним человеком. Подожди меня. Если позвонят – не отвечай. Дверь держи запертой. В холодильнике отличный бифштекс. Все это для тебя. Я постараюсь не задерживаться.

 Он вышел из квартиры и стал – спускаться по лестнице. Тесса слышала, как шаги Гирланда замерли вдали. Поднявшись, она тихо подошла к двери и открыла ее. Далеко внизу она увидела очертания удаляющейся фигуры Гирланда. Быстро вернувшись, она заперла за собой дверь и начала шаг за шагом методично осматривать комнату…

 Гирланд быстро дошел до места, где он оставил свой «фиат». Маленькая машина доживала свои последние дни. Он посмотрел на вздувшиеся шины передних колес и решил, что больше пятидесяти километров они не протянут. Забравшись в машину, он включил двигатель, выехал на проезжую часть и влился в поток мчавшихся машин. Когда он наконец добрался до метро Одеси, Росленд уже ждал его. Гирланд остановил машину около него, Росленд с трудом втиснул свое грузное тело и сел рядом с Гирландом.

 – Опаздываешь, черт возьми! Поехали. Что у тебя за машина, Бог ты мой, когда ты, наконец, избавишься от этой развалюхи?

 – Меня она вполне устраивает, я ведь не миллионер. Ты расстроил мне очень приятный вечер.

 – У тебя на уме только женщины, – заметил презрительно Росленд. – Это мне не нравится, Марк. Уж слишком их много.

 – Тебя что же, секс совсем уже не трогает? Не разыгрывай из себя монаха, – сказал Гирланд, смеясь.

 – Неважно, как я живу, но я не даю курочкам командовать собой. В этом вся соль. У тебя же наоборот.

 – Ладно, хватит об этом, – нетерпеливо перебил Гирланд. – Что у тебя за дело?

 – Есть маленькая работа. Может быть, что-нибудь серьезное, а может быть, и пустяк.

 – И сколько же? Сейчас я на мели.

 – А когда было иначе? – съязвил Росленд. – Деньги и женщины не уживаются вместе.

 Гирланд заметил в зеркало, что сзади к ним привязался черный «ситроен» и следовал за ними уже минуты три. Шофер, с надвинутой на лоб кепкой, старался скрыть свое лицо. Гирланд резко свернул в узкий переулок и прибавил скорость. «Ситроен» проскользнул в переулок за ними.

 Росленд хотел что-то сказать, но Гирланд перебил его:

 – Похоже, за нами хвост, Гарри.

 Росленд насторожился, обернулся и увидел «ситроен».

 – Надо что-нибудь сделать, чтобы оторваться, – сказал Гирланд.

 Он свернул направо у следующего перекрестка, проехал еще один квартал и здесь должен был остановиться перед красным светом светофора. Черный «ситроен» приблизился и остановился метрах в десяти от них.

 – Не оглядывайся, – сказал Гирланд, всматриваясь в зеркало водителя. – Он за нами. Посмотрим, что он будет делать.

 – Нет, нет, оставь его в покое, продолжай ехать. Нам нужно поговорить, он не услышит нашего разговора.

 Гирланд пожал плечами. Они проехали молча еще несколько минут, затем свернули на Рю де Анджей. Проехав половину набережной, он увидел, что «ситроен» не отпускает их. Вдруг перед их носом со стоянки сорвалась какая-то машина и быстро устремилась вдоль набережной. Гирланд припаркивал на маленьком пятачке, остановился и выключил мотор.

 – Теперь посмотрим, что он будет делать?

 Водитель «ситроена» на полной скорости промчался мимо, даже не посмотрев в их сторону. В конце набережной он свернул направо и исчез в потоке транспорта.

 – Слава Богу, освободились, но надолго ли, – сказал Гирланд, закуривая. Как же ты все-таки подцепил этот хвост, Гарри? Это ты его привел.

 Росленд был озабочен.

 – За мной следил какой-то хлыщ с бородкой. В метро мне удалось оторваться от него. Но похоже, что их было двое.

 Гирланд поморщился.

 – Ты же знаешь, что хвостов бывает два: один спереди, другой сзади. Один увидел, как ты ожидал меня. Он позвонил тому парню в «ситроене», и когда я приехал, нас уже ожидали. Ну да черт с ними. Так что за работа?

 – Сегодня утром Дори позвонила какая-то женщина, назвавшая себя мадам Фачер, – сказал Росленд. – Она намекнула, что располагает какой-то информацией. Дори не знает, серьезно ли это или ловушка. Она сказала, что этим могут заинтересоваться и другие, если они не договорятся. Дори поручил это дело мне, а я – тебе. Она будет в клубе «Алло, Париж», в одиннадцать часов вечера. Я хочу, чтобы ты встретился с ней и выяснил, чем она располагает и сколько за это хочет.

 – Ну, и что же дальше?

 – Это все… Ты решишь, стоит ли чего-нибудь ее информация. Ничего не обещай, а просто прозондируй почву.

 – Но почему бы тебе самому этим не заняться, Гарри? Зачем тебе нужен я?

 По-моему, это по твоей части – все просто.

 Росленд вынул сигарету, скомкал пустую коробку и, закурив, наконец, после паузы сказал:

 – Я не должен вмешиваться в это. Я должен остаться в стороне. Как раз это во мне Дори и ценит.

 – Как будто ты не знаешь, – сказал Гирланд серьезно, – что теперь ты нужен Дори, как дырка в голове. Это не пустяк, а серьезное дело, мой дорогой. Она уже к кому-то обращалась, и теперь за всем этим следят, а также и за нами с тобой, благодаря твоей тупости. Ты навел их на меня. Все, что им нужно было, это засечь номер моей машины и узнать, кто я и где живу. Здорово все получилось, Гарри. Что случилось с серыми клеточками у тебя в голове, называемыми мозгами?

 Росленд неприязненно дернулся.

 – Не разговаривай так со мной, я не люблю это, – отпарировал он резко.

 – Неважно, любишь ли ты это или нет. Ты слишком разжирел и разленился, но самоуверенности у тебя не убавилось. Ты думаешь, это игра: дал приказ, махнул волшебной палочкой, взял денежки, а другие будут расхлебывать грязь.

 Два года тому назад ты бы подумал, что впереди тоже может быть хвост. Это не шутка, Гарри. Можно влипнуть в очень грязное дело. Парни, вроде нас с тобой, которые работают на таких пройдох, как твой Дори, должны всегда быть начеку.

 А ты даже не чувствуешь опасности, хотя стоишь уже в куче дерьма по самые колени.

 – Черт возьми, сейчас же заткнись и перестань так со мной разговаривать, – воскликнул Росленд, обливаясь потом. – У меня куча таких агентов, как ты, и будь рад, что тебе оказывают доверие. Я знаю, что тебе нужны деньги… мне надоели твои укоры… не то я…

 – Ну, Гарри, ты теперь ничего не можешь, я последний из твоих подручных, ты это хорошо знаешь, что никто не хочет больше делать за тебя грязную работу. Джесом ушел. Грей, Фоше, Пьер – все покинули тебя, они вовремя почувствовали сигнал бедствия, а теперь это вижу и я. Я последний из твоего поганого стада, на кого ты еще можешь рассчитывать… Так что не угрожай и не ерепенься.

 Росленд тяжело дышал. Он обтер свой потный лоб носовым платком и зло уставился в запыленное ветровое стекло автомобиля.

 – И сколько же я за это получу? – наконец выдавил Гирланд. – Пока не будет задатка, я даже не буду о нем говорить.

 Росленд немного поколебался, затем полез в карман и протянул Гирланду две банкноты по сто франков.

 – А когда остальные? – спросил Гирланд.

 – Пока все. Ты ведь знаешь, как Дори любит платить. – Гирланд засунул деньги в бумажник.

 – Нужно еще подумать стоит ли работать за такие деньги, – сказал он с отвращением.

 – Действуй, – сказал Росленд. – Сейчас мне надо вернуться, и я буду ждать. Не посади себе хвост снова.

 – Забавно слышать это от тебя, – сказал Гирланд…

 Герман Радниц сидел в нише бара отеля «Георг V». Это был плотный, полный мужчина, с толстым крючковатым носом и кустистыми бровями. На нем был безукоризненного покроя костюм, в петлицу которого была продета алая гвоздика. Обувь у него была от «Лотта». Время от времени он затягивался дорогой сигарой, которую держал в своих толстых, как обрубки, пальцах.

 Он уже полчаса провел в баре и безжалостное лицо его было сковано тяжелой думой. Радниц был одной из самых важных фигур в отеле. Он считался одним из самых богатых людей в мире.

 Своими финансовыми махинациями он, как щупальцами, окутал весь мир.

 В это время в бар быстро вошел молодой человек с бородкой. На нем был поношенный плащ. Он помедлил, затем, получив от Радница знак, приблизился и сел рядом с последним на свободный стул.

 Молодого человека звали Майкл Томас. Он мягко сказал:

 – У Дори была встреча с Рослендом. Они были в «Криллон» баре и разговаривали недолго – Когда они расставались, Дори дал что-то Росленду, по-видимому, деньги. Я на расстоянии не разглядел. После этого Росленд вышел из бара и направился в бар отеля «Нормандия», и оттуда куда-то позвонил.

 Далее Томас передал Радницу все последующие события.

 Радниц пристально разглядывал свои красиво подстриженные ногти. После долгой паузы он сказал:

 – Это надо сделать быстро. Заставь Росленда рассказать, о чем он говорил с Дори. Неважно, как ты этого добьешься.

 Томас понимающе кивнул и поднялся.

 – Я буду ждать здесь, – сказал Радниц, – и побыстрей. Он потянулся к своему стакану, а Томас быстро вышел из бара.

 Томас пошел к своему черному «ситроену». В то время, как он, открыв дверцу садился в машину рядом с водителем, шофер, невысокий, крепко сбитый парень с жестокими маленькими глазками, вопросительно посмотрел на него. На заднем сиденье был еще один человек, высокий, тонкий и смуглый, лицо его было непроницаемо, как маска, во взгляде таилась угроза.

 – Хозяин велит поговорить с Рослендом, – сказал Томас, – он живет на Рю Кастаньона.

 Борг, так звали водителя, пробормотал что-то неясное, завел мотор и машина тронулась.

 До квартала Росленда они доехали за десять минут. Томас и Шварц, высокий малый, который сидел сзади, вышли, а Борг немного отъехал в сторону и остановился.

 – Обойдемся и без Борга, – сказал Томас.

 – Рассчитывай на меня, – сказал Шварц с ухмылочкой.

 Томас пристально посмотрел на него, неприязненный и презрительный тон голоса Шварца не понравился ему, но сейчас было не до споров. Они вошли в подъезд и, незаметно проскочив мимо окошка консьержки, подошли к лифту. Еще минута, и они уже были на верхнем этаже.

 Выйдя из лифта, они тихо закрыли дверь. Томас указал пальцем на глазок, вмонтированный в панель двери, и Шварц отступил в сторону. Тогда Томас достал из кармана автоматический пистолет 38-го калибра, надел на ствол маленький глушитель и постучал в дверь. Шварц в это время прикрыл глазок рукой. После долгого молчания послышался звук тяжелых шагов. Росленд был слишком пьян, чтобы опасаться чего-нибудь. Он даже не посмотрел в глазок и открыл дверь.

 Томас поднял свой пистолет и направил его на Росленда.

 – Никакого шума, – сказал он быстро. – Проходи в комнату и держи руки на виду.

 Увидев стоящего за Томасом Шварца, Росленд сразу осел и лицо его стало пепельным. Он медленно попятился в гостиную. Томас последовал за ним, в то время как Шварц закрыл дверь…

 Гирланд взбежал по лестнице к своей квартире. У него еще оставалось время сходить с девушкой в бистро через дорогу от его дома. После обеда они могли бы вернуться оттуда обратно, он бы вновь постарался убедить ее подождать, а потом бы направился на встречу с той женщиной в клуб «Алло, Париж».

 Поговорив с ней и позвонив Росленду, он бы вновь вернулся к себе, и они бы хорошо повеселились до утра. Он был очень самоуверен и ему даже в голову не приходила мысль, что девушка могла думать иначе.

 Открыв дверь в квартиру, он прислушался, нахмурившись – никаких признаков, что она была там.

 – Тесса! – позвал он, повысив голос.

 Тишина. Заглянув в ванную, он окончательно убедился, что она ушла.

 «Она, должно быть, приняла меня за сосунка и ушла вскоре после меня, а я-то дурак, думал, что дело верное, – подумал он. – Почему тогда она пришла сюда, если не собиралась заниматься любовью?»

 Вдруг он весь напрягся и вскочил на ноги. Он окинул свою большую комнату беглым взглядом – как будто все было на месте. Он подошел к большому шкафу и посмотрел на его три ящика. Положение нижнего ящика, до которого он не дотрагивался, вселило в него тревогу. К створке нижнего ящика у него был прикреплен волосок, по положению которого он мог судить, не рылся ли кто-нибудь в шкафу. Волосок был разорван… Он вошел в ванную, нажал на скрытую пружину панели и заглянул внутрь: в нише лежали его профессиональные аксессуары: фотокамера «Экзакта» с набором принадлежностей, два микрофона, маленький магнитофон, набор отмычек, несколько пистолетов и другие вещи, которыми он пользовался в разное время. Там, также, лежали предметы маскировки, так как иногда Гирланду требовалось изменить внешность.

 Маленькая лампочка, вмонтированная в потолке, горела темно-зеленым светом, а это показывало, что дамочка не проникла в его тайник.

 Он защелкнул панель и вернулся в гостиную. Несколько минут он стоял, размышляя. Он подумал, что был несправедлив к Росленду. Кем бы ни была эта девка и стоящие за ней люди, они уже знали о нем до того, как он встретился с Рослендом… Девчонка хорошо разыграла свою роль, а он так влип. Он поднял трубку телефона и набрал номер Росленда. По гудку он понял, что ответа не последует. Трубка легла на место. Задумавшись, он почесал шею.

 Росленд сказал, что возвращается домой и будет ждать Гирланда… Почему же никто не отвечает?

 Гирланд вошел в ванную и заменил свой пистолет на 45-й калибр. Быстро спустившись вниз, он залез в свой «фиат». Двадцать минут было достаточно, чтобы доехать до квартала, где жил Росленд…

 Он оставил машину за углом и направился к дому. Добравшись до шестого этажа, он позвонил в дверь квартиры. Ответа не последовало, и он куском толстой проволоки, которой наловчился открывать любой замок, открыл и этот.

 Вынув пистолет, он медленно стал двигаться по маленькому коридору, приближаясь к комнате. На кушетке лежал Росленд. При виде ужасной и мучительной смерти, которую принял Росленд, лицо Гирланда посерело и застыло.

 Росленда зверски пытали: ногти на правой руке были сорваны, а кровь из разорванных пальцев медленно стекала на ковер. Искалеченная рука не оставляла сомнения ни в чем. Зная Росленда, он понял, что у того не хватило сил, чтобы противостоять такой пытке. Он сказал все, и те, кто его так зверски замучили, теперь уже знали все о женщине, назвавшейся мадам Фачер, и о встрече с ней Гирланда в «Алло, Париж» вечером в одиннадцать часов.

 Гирланд дотронулся до холодевшего плеча Росленда. Он работал на него пять лет. Он видел, что Росленд разжирел, бдительность его притупилась. За последнее время он опустился. Все, кто работали с ним раньше, постепенно отходили от него, а Гирланд задержался, потому что был ленив искать себе что-нибудь другое. Росленд снабжал его деньгами, и он мог жить как хотел.

 Этого ему было достаточно.

 Гирланд опять посмотрел на мертвое тело с выпученными глазами, с языком, высунутым между пожелтевшими зубами, и жалость вкралась в него при виде того, что осталось от Росленда. Он предупреждал его. Он сказал, что к делу нужно относиться серьезно…

Комментарии




Поделитесь ссылкой