3

Дни печали мисс Халлаген

Дни печали мисс Халлаген

О книге

 Мастер детективной интриги, король неожиданных сюжетных поворотов, потрясающий знаток человеческих душ, эксперт самых хитроумных полицейских уловок и даже… тонкий ценитель экзотической кухни. Пожалуй, набора этих достоинств с лихвой хватило бы на добрый десяток авторов детективных историй. Но самое поразительное заключается в том, что все эти качества характеризуют одного замечательного писателя. Первые же страницы знаменитого романа «Дни печали мисс Халлаген» послужат пропуском в мир, полный невероятных приключений и страшных тайн, – мир книг Джеймса Хедли Чейза, в котором никому еще не было скучно.


Пролог

 Жара, не спадавшая весь день, обливавшая потом тела и сводившая с ума собак, тягуче перешла в такой же душный вечер. Даже ночь не принесла долгожданной прохлады, улицы остались пустынными, асфальт дышал зноем.

 Филипп, тощий высокий мужчина с всклокоченной шевелюрой и меланхолическими глазами, сидел в углу бара и не торопясь накачивался спиртным. По мнению его собутыльника, репортера Франклина, Филипп был похож на типичного поэта-неудачника.

 Наполнив очередной бокал виски, Филипп дрожащей рукой поставил его на стол, пролив немного виски на скатерть. После этой манипуляции он развязал галстук и расстегнул воротничок.

 – Ну и ночка! Мне кажется, я сейчас сварюсь! – простонал он. – Который час, Фрэнки?

 Франклин, такой же потный от жары и усталости, тоскливо посмотрел на него налитыми кровью глазами.

 – Четверть первого, – пробурчал он и вновь откинул голову на кожаную спинку кресла.

 – Что? Уже за полночь? – нервно дернулся Филипп, но тут же обессиленно опустился на место. – Боже мой, что я натворил!.. Знаешь, где я сейчас должен быть?

 Франклин расслабленно мотнул головой.

 – Сегодня вечером я должен был встретиться с одной симпатичной малышкой. – Филипп вытер платком потное лицо. – Так как она заждалась меня, вряд ли у нее хорошее настроение.

 Франклин выдавил из себя согласное ворчание.

 – Как ты понимаешь, вряд ли имеет смысл идти к ней сейчас, – продолжал развивать свою мысль Филипп. – Понимаю, что поступил неэтично, но требовать подобный подвиг в этом пекле – это уже слишком…

 – Не причитай, – оборвал его Франклин, тоже утираясь платком. – Я и сам сейчас не прочь был бы забраться в большой холодильник…

 Глаза на худощавом лице Филиппа распахнулись пошире. Он медленно и неуверенно поднялся с кресла.

 – Дельная мысль! – Размашистым жестом подвыпившего человека он похлопал Франклина по плечу. – Я всегда считал, что мозги у тебя варят!.. Ты подал великолепную идею!

 – Сядь! – сердито сказал Франклин, отталкивая его руку. – Ты пьян!

 Филипп торжественно покачал головой.

 – Старик, ты не прав! Сейчас мы выпьем по последней рюмке и уйдем отсюда.

 – Куда тащиться в такую жару? Я остаюсь здесь…

 Но Филипп, не обращая внимания на вялое сопротивление друга, схватил его за руку и вытащил из кресла.

 – Я спасу тебе жизнь! Нужно взять такси и провести эту дьявольскую ночь в морге.

 Франклин разинул рот.

 – Не спеши, – проворчал он. – Если ты думаешь, что я соглашусь клевать носом в компании мертвецов, то жестоко заблуждаешься!..

 – Какая еще компания! Болван, они же тебя не съедят! Пойми, там будет прохладно.

 – Хорошо, хорошо, – после колебаний сдался Франклин. – Но мне все же не нравится твоя затея… Да и кто нас туда впустит?

 Филипп лукаво сощурил глаза.

 – Это уж мои трудности. Я знаю там одного парня. Он добрый малый и не станет особенно возражать. Так что вперед!

 Лицо Франклина внезапно просветлело.

 – А что? Действительно неплохая идея! Поехали.

 Выйдя из бара, они подозвали такси. Однако водитель, услышав адрес, окинул их подозрительным взглядом.

 – Куда? – переспросил он, не доверяя ушам.

 – В морг, – терпеливо повторил Филипп, заталкивая Франклина в машину. – Пока мы не сварились, быстрее туда. Трогай, старина!

 – Слушайте, парни, – увещевающим тоном произнес водитель, выходя из машины. – Вам нужно не в морг, а по домам. Поверьте мне, я часто имею дело с вашим братом и знаю, как поступать с пьяными. Где вы живете? Я быстро уложу вас в постели.

 Филипп бросил на него оценивающий взгляд, затем наклонился к своему компаньону.

 – Фрэнки, посмотри, этот тип, кажется, хочет со мной переспать.

 – Он тебе нравится? – лениво поинтересовался тот.

 Филипп вновь повернулся в сторону водителя.

 – Ну… Вид вроде подходящий…

 Водитель нервно вытер лицо рукавом рубашки.

 – Послушайте, парни, – с отчаянием в голосе сказал он, – я вовсе не говорил, что хочу с вами спать.

 Филипп поудобнее устроился на переднем сиденье.

 – Фрэнки, этот тип изменил мнение, – сказал он мрачным тоном. – А не набить ли ему морду?

 – Куда мы все-таки едем, шеф? – спросил он, считая, что говорит успокаивающим тоном. – Сейчас неподходящее время для шуток, черт побери.

 – В морг, – упрямо повторил Филипп. – Сейчас это единственное прохладное место в этом проклятом городе, черт возьми!

 Водитель покачал головой.

 – Но как вы туда пройдете? Вас не пустят.

 – Ха! Меня пустят куда угодно. Нужно лишь знать заветное слово и директора в лицо.

 – Без шуток? Так, может быть, вы и за меня замолвите словечко, шеф? Откровенно говоря, тоже хочется немного посидеть в прохладе.

 – О чем речь! Я могу провести туда кого угодно, но хватит болтать, в путь!

 Когда они подъехали к моргу, Франклин спал. Филипп бесцеремонно схватил его за руку и вытащил из машины.

 – А что ты собираешься делать со своей тачкой? – Филипп хлопнул по горячему капоту.

 – Оставлю здесь. Думаю, вряд ли машина понадобится здешним обитателям.

 – Это ты верно подметил!

 Поддерживая Франклина под руки и галдя, они ввалились в приемную. Дежурный сторож, читавший газету в своем закутке, ошеломленно уставился на них.

 – Привет, Джо, – непринужденно начал Филипп. – Разреши представить моих друзей.

 – Как тебя понимать? – Джо отложил газету в сторону.

 – Мы хотим переночевать у тебя. Не потеснишь ли ты немного своих мертвецов?

 – Что?.. – Джо поднялся. Его толстое лицо побагровело от ярости. – Ты пьян, как портовая шлюха! Советую сейчас же убраться отсюда! Здесь неподходящее место для шуток!

 Водитель пугливо двинулся к двери, но Филипп удержал его за рукав.

 – Скажи мне, Джо, кто была та смазливая курочка, с которой я тебя видел вчера? – вкрадчиво произнес Филипп.

 Глаза Джо округлились.

 – Какая еще курочка? Ты не мог меня ни с кем видеть!

 Филипп расхохотался.

 – Не валяй дурака. У этой курочки такая грудь… а ножки – пальчики оближешь. Настоящая красотка!.. – Филипп повернулся к своим спутникам. – Готов поклясться, вы никогда не видели ничего подобного. Когда я думаю о его бедной жене, которая сидит дома и дожидается своего распутного муженька, у меня просто сердце кровью обливается…

 – Твоя взяла. – Джо вышел из дежурки. – Ты проклятый врунишка, и ничего этого не было, но я не хочу рисковать. Моя старуха подпрыгнет до небес, услышав эту историю.

 Филипп победно улыбнулся.

 – Идем, парни, – весело пригласил он.

 Они спустились по длинной мраморной лестнице. Воздух внизу был пропитан парами формалина и еще чего-то специфического. Филипп открыл тяжелую стальную дверь, и запах формалина усилился. Они вошли в просторное помещение. После удушливой жары снаружи переход в ледяную атмосферу показался им слишком резким.

 – Б-р-р! – поежился Франклин. – Кажется, я покрываюсь инеем.

 Меблировка помещения состояла лишь из четырех деревянных скамеек. Вдоль стен шеренгой выстроились длинные шкафы с черными железными дверцами.

 – Если не знаешь заранее, никогда не догадаешься о назначении этих ящиков, – заметил Филипп. – Я люблю приходить сюда. Здесь прохладно, а мертвецы меня не трогают.

 Водитель стянул с головы засаленную каскетку и нерешительно вертел ее в руках.

 – Так это здесь они хранят тела? – шепотом спросил он.

 – А где же еще? – Филипп уселся на одну из скамеек. – Но к чему думать об этом? Устраивайтесь поудобнее и спите.

 Не отрывая взгляда от мрачного ряда шкафов, водитель нерешительно сел. Франклин продолжал стоять.

 – Я вот все думаю, а не прийти ли мне как-нибудь сюда с девушкой, – сонным голосом пробормотал Филипп. – Нет, думаю, Джо не позволит. Да и девушка вряд ли согласится… Фрэнки, погаси свет, он утомляет мои глаза.

 – У тебя что, совершенно крыша поехала? Я ни за что не останусь в темноте. Атмосфера этого зала действует мне на нервы. Пока я вижу эти шкафы, еще ничего, но в темноте… Так и кажется, что они выходят из ящиков и подкрадываются ко мне.

 Филипп сел.

 – Что ты хочешь этим сказать? В самом деле хочешь, чтобы покойники вышли из шкафов?

 – Я не сказал, что они это сделают. Но у меня создалось такое впечатление…

 – Не мели чепухи! – засмеялся Филипп. – Сейчас я вам кое-что покажу…

 Он подошел к ближайшему шкафу и открыл дверцу, потянув ее вниз. Платформа с лежащим на ней трупом автоматически выдвинулась вперед. Это был рослый негр. Глаза его выкатились из орбит, розовый язык торчал между зубами. Филипп быстро закрыл дверцу.

 – Этого, по всей видимости, задушили, – неуверенно проговорил он слегка дрогнувшим голосом. – Посмотрим еще…

 Водитель подошел поближе. Но Франклин предпочел остаться на прежнем месте.

 Филипп открыл другой шкаф. Там лежал мужчина среднего роста со взъерошенной бородой.

 – Никогда не подумаешь, что он мертв, не правда ли, шеф? – нервно проговорил водитель.

 Филипп задвинул ящик.

 – Ха! Это же сразу видно! У него такой вид, словно он набит соломой… Что ж, бросим взгляд на девушек. – Филипп направился через весь зал в противоположный угол.

 – Хорошая идея, шеф! – Лицо водителя оживилось. – А они здесь тоже есть?

 Остановившись у одного из шкафов, Филипп крикнул Франклину:

 – А тебе не хочется взглянуть на девушек, как этому парню?

 Водитель растерялся.

 – Не приписывайте мне того, чего я не говорил, шеф. Это ведь не моя инициатива, и если вы считаете, что я не должен на них смотреть, то я не буду.

 Филипп молча открыл очередной шкаф, вскользь глянул на его содержимое и снова закрыл.

 – Можно подумать, что красотки в наше время перестали умирать, – пробормотал он с сожалением. – Здесь старуха, и ее вид вряд ли доставит вам удовольствие. – Он перешел к следующему шкафу. – Вот у этой вид несколько получше… Эй, Фрэнки, подойди и взгляни на нее!

 Франклин подошел, подталкиваемый любопытством. Все трое уставились на тело лежащей на платформе девушки с огненно-рыжими волосами. Красивое, но бесстрастное лицо имело трагическое выражение существа, не знавшего в жизни ничего, кроме разочарований и горя. Ее губы и мертвые оставались нежными, а на подбородке горело алое пятно помады.

 Филипп откинул простыню, закрывавшую тело девушки. Ему еще никогда не доводилось видеть столь совершенных форм.

 Франклин собрался вновь прикрыть тело, но Филипп остановил его:

 – Оставь! Вот это да! Никогда не встречал такой красавицы!

 – Сколько же нужно денег, чтобы обладать такой девушкой! – с завистью произнес таксист.

 Филипп нагнулся и прочел бирку, прикрепленную к запястью:

 «Жюли Халлаген. Двадцать три года. Рост метр шестьдесят. Пятьдесят три килограмма. Место жительства неизвестно. Причина смерти: ранение, нанесенное острым колющим предметом. Профессия: проститутка».

 – Н-да! – Он выпрямился. Трое мужчин молча смотрели на труп.

 – Кто бы мог подумать! – нарушил молчание Франклин. – Я уже был готов расчувствоваться… А это всего-навсего обыкновенная шлюха…

 Филипп с укором посмотрел на него.

 – Ну и что с того? Это же не мешало ей быть человеком.

 Франклин прикрыл тело простыней и закрыл шкаф.

 – Надеюсь, ты не принадлежишь к породе мечтателей-идеалистов, создающих романтический ореол вокруг погибших девушек? – проворчал он.

 – Разумеется, нет. Эта девушка просто занималась своим ремеслом. Не слишком уважаемым, может быть, но тем не менее она была одной из нас, таким же человеческим существом. – Филипп вернулся к скамье и вновь сел.

 – Брось, Филипп. – Франклин подошел к нему. – Шлюха есть шлюха. А шлюх я органически не терплю. И скорее всего она получила по заслугам!

 Таксист тем временем вновь открыл шкаф и рассматривал девушку зачарованными глазами. Франклин и Филипп не обращали на него никакого внимания.

 – Неужели ты не понимаешь, что многие девушки, особенно красивые, попадают в безвыходные ситуации, и сама жизнь толкает их на панель, – не сдавался Филипп. – За что же их презирать? Их можно только жалеть.

 – Жалеть? Ты меня забавляешь. Я вообще не понимаю всей этой шумихи, поднятой вокруг них. Если женщина не хочет торговать своим телом, никто не заставит ее это сделать. Ты их жалеешь, а они выколачивают из тебя деньги. Она обманывает тебя, крадет, презирает мужчин. Это особая каста…

 – Скорее всего это одна из девушек Равена, – не к месту ввязался в разговор водитель.

 Филипп и Франклин повернулись к нему.

 – Почему ты так думаешь? Видел ее там? – спросил Филипп.

 – Нет, конечно. Откуда мне взять столько денег, – ответил таксист, с сожалением задвигая ящик. – Но у него всегда были самые красивые девушки, а эта очень мила.

 Филипп вновь обратился к другу:

 – Ты не прав, Фрэнки. У многих девушек, занимающихся подобным ремеслом, очень нелегкая жизнь. А уж девушкам Равена завидовать нельзя. Слишком просто все свалить в одну кучу…

 – Кто такой Равен?

 – Ты не знаешь Равена? – удивленно воскликнул Филипп, обмениваясь взглядом с таксистом. – Ну, старик! Можно подумать, ты с Луны свалился!

 – Так и быть, – добродушно проворчал Франклин, – подавай свою историю. Я же знаю, до тех пор, пока ты мне ее не расскажешь, спать не дашь.

 Филипп, словно только этого и дожидался, устроился поудобнее на скамейке и закурил сигарету.

 – Равен был важной персоной, – начал он. – Приехал в Сан-Луи около года назад, и первым с ним столкнулся один газетчик… Началось все это весьма любопытно. И если бы не жена старого Польсена, Равен скорее всего занимался бы своими делишками до сего времени. Вот как это произошло…

Комментарии




Поделитесь ссылкой